01 faq
+ правила
02 роли
и фандомы
03
гостевая
04 шаблон
анкеты
05 нужные
персонажи
06 хочу
к вам

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » межфандомное » fear of _everything_


fear of _everything_

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

// john constantine + chase collins
http://images.vfl.ru/ii/1548237080/7528deaa/25072405.gif

+ + +
шутки закончились, и все-таки настало время забороть
злонесчастный артефакт, который они нашли. проблема
в том, что они до сих пор не представляют толком,
как это сделать и остаться в живых

+1

2

-  Матерь Божья! 

Чейз заглушил мотор и уставился прямо перед собой. Это было очень, очень, очень плохой идеей попробовать посмотреть сквозь Силу.

-  Джон, мы в полном дерьме. 

Не то, чтобы они не знали этого ранее, но масштабы воздействия артефакта на реальность - поражала. Практически весь университет, насколько хватало глаз, затягивала тёмная энергия, протягивающая свои щупальца во все здания, стелилась по ровно постриженным лужайкам, обнимала студентов, спешащих по своим делам. Ещё вчера, когда они здесь были, эта дрянь висела только над общежитием. Скорость распространения - пугала. До усрачки.

Если и бы момент послать всё на хуй и рвануть обратно, то вот он.

-  Ч-чёрт!

Чейз боролся же со своей Силой, пытаясь совладать с рвущимся из него пиздецом, который обычно ничего хорошего для окружающих не нёс. Как в тринадцать лет, когда он её получил, но ещё не слишком хорошо понимая, что она такое, для чего и как держать в узде. Артефакт манил Силу, пытался выдрать из Чейза, подчинить… И обещал… Нашёптывал в голове, как много они могли бы достичь, позволь он ему наполнить себя, увеличить Силу, сделать её Величайшей!.. 

-  Если ты хочешь спросить меня, как я себя чувствую, то примерно как наркоман, которого заперли на складе с наркотиками. Видит Бог, я не до конца понимаю, почему должен отклонить его предложение. Потому что если я приму его, то он устроит конец света? Джон, эта хрень висит над всем университетом! - слегка истерично взвился он и одним глотком допил подсунутый одушевлённым чай. Тот навязался с ними, выбрался из закрытого номера, где его оставили с двумя паучихами, и с гордым и независимым видом забрался на заднее сиденье машины с целой упаковкой одноразовых бумажных стаканов. С логотипом отеля. Чейз даже спрашивать не стал откуда и как. У этого чайника росли ноги и он ими умел ходить. И сам в себе заваривал чай. Украденные стаканы были наименее странным из всего, что он видел за последнюю неделю. Но мысленно сделал пометку, что если останутся в живых, накупить мелкому стаканчиков, чтобы не таскал чужие. - Боже, почему моя семья не могла выводить новые породы элитных котиков, а? - тоскливо спросил он, выбираясь из машины. - Или собирать люксовые машины. Или делать яйца Фаберже. Почему я не родился в семье Фаберже?! Или Феррари?! Почему я родился в семье идиотов, которые вызвали сраного демона?!

Чейз нервничал. Очень сильно нервничал. Это отражалось в его чёрных глазах, по которым хаотично пробегали огненные вспышки. Раньше он всегда считал себя самым сильным колдуном на планете. Почти самым сильным, если сделать вид, что одного мудака в Ипсвиче не существует. Но теперь он смотрел в бездну Силы, и она не просто смотрела на него, но и отвечала, брала за ручку и вела в себя. Чейз - самец паука-павлина, такой же красивый, самодовольный и мелкий. Да этой Силе нужен мощный микроскоп, чтобы его вообще разглядеть. А он собирается залезть туда и победить. Это явно что-то в сперме Джона, которой тот исправно накачивал его последние несколько дней. Потому что идиотская отвага это точно не Чейза. Слабоумие и авантюризм передаётся половым путём?

Он оглянулся на Джона, словно спрашивая: они точно не сошли с ума? Как будто бы если сошли, то стало сильно легче. Наверное, когда - если! - Чейз вообще доживёт до возраста Константина, то тоже будет при надвигающемся апокалипсисе невозмутимо курить и безмятежно стряхивать пепел на асфальт. Конец света? Да легко, буквально на прошлом месяце парочку пережил.

-  Сиди тут! - строго приказал Чейз и покачал указательным пальцем перед носиком одушевлённого. Тот этим самым носиком кивнул и уселся на заднем сиденье на доннышко, свесив часть лапок вниз. Тихо пискнула сигнализация, сообщая о закрытии дверей, и Чейз сунул брелок с ключом в карман. - Ну ладно, пошли, самоубьёмся, - бодро сказал он, двигаясь в сторону общежития.

Всё было плохо. Нет, ВСЁ БЫЛО ПЛОХО, МЫВСЕУМРЁМ! Но Чейз старался не поддаваться панике, даже сумев совладать с Силой и перестать светить на мир чёрным. Помогло плохо, потому что даже без магии обстановка в университете казалась тягостной настолько, словно кто-то за ночь построил вокруг электростанцию и теперь трансформаторные будки гудели и искрили, наполняя воздух электричеством, поднимающим волоски на руках дыбом. Напряжение и страх обволакивал, оседал на каждом кирпиче старинных построек и трещине в щербатых ступенях. Лица проходящих мимо были подавленными и сосредоточенными. Словно в больнице перед операционной в ожидании приговора врача. Выжил или нет? 

-  Я от… - бодро начал Чейз и осёкся, когда открывший дверь парень молча посторонился и пропустил их в холл общежития “несуществующего” братства. У парня синяки под глазами, словно он не спал несколько лет, и разворошённое гнездо на голове.  И полностью отсутствующий взгляд. Чейз не встречал ещё ни одного зомби, кроме ужастиков по телевизору, но тот бы мог сняться в одном из таких без грима. Чейз даже не был уверен, что он вообще их заметил. - Класс. Ничего странного. Обычный день в колледже, - буркнул он под нос, переступая порог.

Отредактировано Chase Collins (2019-01-30 15:50:06)

+1

3

За вечер и ночь, пока Чейз лепетал на латыни, пытаясь заучивать заклинания из книг Джоди, подходящих для новичков, Джон прошелся по всем остальным. Набор, который он прихватил из ее дома, не был случайным: частью он просто был не прочь разжиться, а другая часть давала надежду почерпнуть знания о борьбе с темными артефактами. Не самый сильный конек Константина, если уж на то пошло. Ему никогда не хватало особо терпения на подобные штуки - серьезный артефакт за один вечер не состряпаешь - куда проще раскидать защитные знаки или активировать уже готовый припасенный оберег. После он прошелся даже по тем книгам, что прихватил для себя, но не нашел ровным счетом ни хрена, кроме одного простенького заклятья, которое им вряд ли чем-то поможет.

В итоге, единственное действительно полезное, что они сделали перед тем, как отправиться в колледж - потрахались. Просто чудесно. Официально, сегодняшнее мероприятие будет где-то в топе самых невероятно-похуистски подготовленных мероприятий в послужном списке Константина. Наверное, был смысл послать все это в задницу, перестать слушать свой член и оставить пацана самого разбираться с имуществом своих странных  родственничков, но он не сделал этого. Послушал электрическую дрожь в пальцах и то, как вибрировал воздух от Глаза, как Сила окутывала Чейза, когда он не мог сдержаться, слыша его зов.

Джон почувствовал, что даже воздух изменился, еще до того, как они подъехали к колледжу. Все тело как будто ощущало неестественность происходящего. Ты вроде все еще там же, где был. но все вокруг пластиковое, нереальное. Это было недалеко от истины, потому что лица прохожих то и дело искажали другие эмоции, нежели чем тем, которые были написано там изначально. Люди подозревали что-то неладное и быстрее шагали по тротуару прочь. Они же, наоборот. припарковались точнехонько напротив дорожки к колледжу. Джон сомневался, что кто-то захочет откатить их транспорт за направильную парковку в ближайшее время. А потом не факт что и нужно будет...

От этой мысли он отмахнулся.

- Спасибо за точный комментарий к моей жизни, luv. Не стоило, - Джон наконец-то закурил - всю дорогу этому мешал одушевленный, увязавшийся следом. Наверное, портило вкус чая, или что там еще пришло в крышку паучайнику.

Он было хотел сказать, чтобы Чейз хотя бы сейчас не тратил ресурсы Силы, но было уже поздно - его глаза почернели. И никакого заряда бодрости тому это явно не добавило - он пялился в кошмарном восхищении и начал нести все подряд, что возникало в голове.

- Как минимум, потому что тебя порвет и ты сдохнешь. А еще мне казалось, ты хочешь избавиться от этого и хочешь жить, - Константин внимательно посмотрел на своего спутника.

Он прекрасно понимал соблазн Чейза. Но это всего лишь соблазн. Что бы не предлагали демоны - это всегда лишь лепреконское золото. Порадует тебя какое-то время, а затем обратится в черепки. Зато отданная за черепки цена так и останется непомерной. И никакого звонка в общество недовольных потребителей.

- Что бы там ни было - твоя семья уж точно не имеет никакого отношения к Глазу, уж поверь мне. Ты не мог бы прикрутить вот это все? - Джон выразительно глянул в черные, бездонные, словно вороньи, глаза. - Что-то нет желания в ответственный момент, - он не уточнил, момент чего именно, - искать тебя, пока ты где-то с восторженным лицом бродишь под кайфом.

Нет, это, конечно, как он убедился, было до хрена возбуждающе, но он не особенно доверял тому, что находилось в Чейзе. Хотя и, признаться, сейчас только на это самое нечто и надеялся. И надеялся, что это самое нечто не захочет переметнуться на сторону "родни" в глазе и обратиться против них. Такой возможности явно не стоило исключать.

Первое, что почувствовал Джон, выбравшись из машины, в которой остался наглый чайник - так это то, что на улице явно похолодало по сравнению с тем, что было, когда они только сели в машину. Да уж, дела были совсем не в жопу. Зато пачка сигарет полная. Он закурил еще одну. И просто наблюдал за преувеличенными жестами нервничающего Чейза, запирающего машину и вообще пытающегося подготовиться к тому, что их ожидает.

"Как бы не так, парень. К этому нельзя подготовиться. Как с насилием - только расслабиться и получать удовольствие. И попытаться не сдохнуть как можно дольше."

- Хочешь открою страшную тайну? Нас никто не снимает. Можешь перестать играть в крутого героя. Страшно просто до усрачки, - Джон хмыкнул, сжимая фильтр зубами. - Судя по местному населению... - он проводил глазами студентку со стеклянным взглядом, прижимающую к груди книгу, - ...никто не будет спрашивать, почему ты пришел с родителями.

Он просил последний взгляд на оставшегося в машине одушевленного, клацнувшего лапкой по стеклу, вздохнул и побрел в сторону общаги следом за Чейзом.

- То ли еще будет... - мрачно ответил он на замечание Коллинза.

Внутри этажи напоминали Голливуд в представлении подростка по фильмам, которые он видел. То есть, ужастик, перемешанный с сексом. Почти все двери были распахнуты настежь, и пока они шли до лестницы в центре коридора, успели посмотреть на механический трах какой-то парочки, завязшей, словно в патоке, и двигавшейся нарочито медленно и беззвучно, как будто они были не тут. Как будто, ну да... В остальных открытых комнатах было беспорядное движение хозяев и их гостей, тихо перешптывающихся, словно они боялись, что кто-то услышит. Никакого деления на мальчиков и девочек - всех было примерно поровну, и Джон был уверен, что кого-то точно должно быть меньше. Многие люди совсем не были похожи на студентов.

На втором этаже им встретилась потерянная женщина в дорогом строгом костюме.

- Милочка, вам помочь? - Джон обратился к ней, чуть отстав.

- Я... Нет-нет, все в порядке. Я шла передать домашнюю работу... - она неуверенно покачнула папкой.

- Не беспокойстесь, я передам, - Джон решительно забрал у нее папку. - Я думаю, вам пора, вас уже искали в колледже.

- Да, конечно. Спасибо... - она не стала сопротивляться и поспешила вниз, приложив палец к виску, словно ее донимала головная боль.

Из интереса Джон пролистал папку - просто белые листы А4.

- Ясно... - он забросил папку в открытую, но пустующую комнату. - Так куда нам? - он ухватил Чейза за локоть.

+1

4

-   Не порвёт. И я не сдохну, - мрачно усмехнулся Чейз. - Та Сила которая во мне, дерьмовее Глаза, потому что за ней стоит демон у которого на нас планы. И он не даст мне сдохнуть. Вот о чём я думаю. О том, что может быть стоит попробовать?

Прошлый Чейз, годовой давности, даже не стал бы думать над этим вопросом. Пошёл и взял бы. Не раздумывая. Тот Чейз был готов убить ради большей дозы, и не только Калеба. Всех. Этот Чейз, узнавший оборотную сторону магии, начал понимать, что выгода здесь лишь видимость, и даже если кажется, что  ты в плюсе, кто-то окажется в настолько большем выигрыше, что твой обернётся минусом.

Вот только как это объяснить ломающемуся в ломке телу? 

-   О, поверь, если я сейчас начну бегать вокруг тебя кругами, выдирать волосы и причитать: “мывсеумрём!” лучше не станет. Может слегка более хаотично. Так что лучше я буду делать то, что умею лучше всего - ходить с пафосной мордой и задвигать тупые пафосные речи. Потому что для умных мне сейчас слишком страшно. Бля, я до сих пор не знаю, от чего мне тошнее, от того, что я пытался убить Калеба, или от того, какую хуйню я ему нёс. Серьёзно. Я был идиотом. Признаю. Надо было подольше порепетировать речь. Понимаешь? Я для него умер, а всё, что он запомнил, это то, что я был идиотом. Гадство! 

Чувство юмора, похоже пока было на месте, но какое-то… Стрёмное. Впрочем, кто бы его за это винил.Уж не люди в общеаге, которым вообще не было до них дела, как и до того, что происходило снаружи и даже до самих себя. Мимо прошла пышечка в одном лифчике, надетым задом наперёд и это было…

-   Пиздец! - ёмко выразил своё отношение к происходящему Чейз. - В твоей жизни всегда так весело? Можно я переотзнакомлюсь с тобой обратно? Ты определённо добавил моей жизни магического безумия. А ведь ты даже не Шляпник. Я - Шляпник! - вдруг заявил он и подхватил с какой-то полки высокий цилиндр, судя по всему реквизит от постановок студенческого театра, торжественно воодрузил на голову и развернулся к магу. - А ты - Гусеница! Ну та, которая цинично шутит и всё время курит. А вся моя жизнь последний год чёртово безумное чаепитие.

Он скинул шляпу и забросил в какую-то комнату, пару секунд наблюдая за тремя очень раздетыми парнями у постели, которые… Он даже склонил голову, пытаясь понять, как они это делали. Потом увидел кровь на бёдрах мальчишки, которого трахали сразу двое и отвернулся, захлопывая дверь. Им надо было найти Глаз.   

-   Откуда я знаю?! - обернулся он к Константину, сделал пару шагов от закрытой двери, из-за которой не доносилось ни звука - трахаться втроём без звука! - и прижимаясь боком к магу для сохранения бодрости духа. Ну, типа, умирать вдвоём не так страшно. - Мне карту не выдавали. Сказали просто прийти. Эта девка была настолько напугана, что вряд ли смогла бы трусы на нужное место надеть, поэтому я не уверен, что она вообще поняла, что пригласила меня. Но уверен, что если мы немного пройдёмся, то обязательно найдём то, куда нам не надо идти. Эта штука не стала бы прятаться. - Чейз огляделся и задумался. - Здесь наверняка должно быть что-то вроде общей гостиной. В таким местах всегда должна быть общая гостиная. Поставлю на второй этаж в центре, пошли?

Как будто их кто-то мог остановить. Общежитие казалось почти вымершим, и потерянные, бродящие с застывшими лицами студенты не делали это место живее. Скорее напоминали зомби-апокалипсис, с той лишь разницей, что они не бросались и не пытались их убить. И Чейз не дал бы и цента за то, что это так и останется без изменений. Ситуация казалось искрящим, напряжённо гудящим испорченным трансформатором, готовым взорваться в любой момент. И они прямо рядом с ним.

Их шаги по лестнице тихим гулким звуком отражались от пустых стен и вокруг казалось слишком мирно и спокойно. Настолько, что не верилось ни на цент. В голову залезла дурная мысль о том, что Чейз бы тоже мог учиться в таком университете, жить в общежитии, дружить. Может быть поступить в местную команду по плаванию. А потом резко одёрнул сам себя. Начерта ему вообще учёба, если он не сможет разобраться с дерьмом в своей голове? Он просто не сможет нормально жить и делать карьеру и быть таким как Калеб - примерным и колдующим раз в две недели по четвергам. Сила уже взяла верх над ним и прежде чем возвращать свою жизнь, нужно справиться с последствиями, которые уже есть.

-   Блядь… - прошептал Чейз, понимая, что уже не контролирует себя и своё тело, идёт, как приворожённый на зов, обещающий ему вечность в эйфории.

Шаг, ещё один, и ещё… Он не хотел идти и переступал ногами всё медленнее и медленнее, понимая, что не хочет встречаться с тем, что его призывает. И безумно хочет одновременно. До боли, до скручивающего жара под кожей, манит, хочет его себе.

-   Блядь. Блядьблядьблядь… - других слов Чейз не мог вспомнить, кроме как коротко ругаться сквозь зубы, усмиряя Силу в самом себе. Почему у его семьи вообще оказалась эта штука? Как они сдерживали её столько лет. Почему она вылезла именно сейчас, когда последний живой потомок Патнэмов вернулся обратно домой? - Всем привет!

Его голос в мёртвой, потрескивающей тишине гостевой комнаты прозвучал оглушительно громко. Они всё ещё делали вид, что с ними всё нормально. Что это всего лишь игра, а они - развлекаются. С белыми лицами и диким ужасом в глазах. И тихим, тихим завыванием. Чейз не понял, не сразу осознал откуда идёт тоскливый ноющий звук, а когда понял и повернул голову, смотря в угол…

Сглотнул, пытаясь пропихнуть лезущий кислым фонтаном обед - зря он поел, это было очень глупо - и с трудом отвёл взгляд. Не хотел он знать, чем это было раньше и что оно загадало.

-   Сыграй с нами, - просипел сидящий в центре комнаты здоровенный парень в куртке футбольной команды университета. Кровь капала с его горла, пачкая футболку с номером. Четырнадцать. У него четырнадцатый номер.

-   Конечно, - бодро улыбнулся Чейз и сделал несколько шагов вперёд и сел к остальным участникам безумной вечеринки, скрещивая под себя ноги. - Для этого мы здесь сегодня и собрались. Поиграть. Что делать?

-   Ждать своей очереди.

Парень не мигая уставился на него отсутствующими глазами - нет, у него были глаза, но выжженные и их словно не было, но они были… Чейз закрыл свои, чтобы слегка прийти в себя и пожалел. Мгновенно. Сила бархатно обволокла его, лаская, нежно оглаживая всё тело бережнее любого любовника, срывая непрошеные поцелуи, и Чейз охотно отдавал их, позволяя овладеть собой, проникнуть в разум, подчинить себе, наполнить кровь бурлящей энергией, раскрыть магию, собрать в клубок и развернуть прекрасным цветком на ладонях… 

ПЛОХО! Чейз плохо! Он рыкнул и разодрал глаза, начиная мелко и равномерно дышать, гипервентилируя лёгкие. Я сраная пушинка в сраном голубом небе и моё сраное тело лёгко и невесомо парит среди сраных облачков…. Кулаки сжались в кулак, собирая Силу обратно, с трудом, она цеплялась за его пальцы, не давала им согнуться, и он застонал от усилия с которым усмирял её, не давал вырваться из себя.

Дерьмо. Дерьмо случается. Только почему всё время именно с ним?

Огненная волна больно прошлась по глазами и чёрный цвет из них отступил, медленно, неохотно, впитываясь в белки и обнажая хрустально-серую радужку. Охуенно! Чья это была гениальная идея прийти сюда? Вот теперь сиди и играй, Чейз!

Скрип на латыни отвлёк, помог чуть собраться. Труп в куртке - а чувак с перерезанным горлом никак не мог быть живым! - что-то говорил, складывал слова в предложения, а предложения в какое-то заклинание, обмакивал палец в свою кровь и чертил на полу знаки поверх уже нарисованных, и говорил-говорил-говорил… А затем вытянул руку и разжал ладонь. Сила ударила тараном, выбивая из тела всё, словно позвоночник вылетел нахрен, таща за собой кишки и лёгкие. Чейз захрипел и повалился назад, больно ударяясь затылком о пол и еле успел перевернуться, выблёвывая кажется не только завтрак, а вообще всё съеденное за последние года два. Его трясло и он действительно проверил, не вытащилась ли из его рта прямая кишка с анусом. Хотя, судя по тому, как он сжался от ужаса - был на месте. Выполнял свою прямую миссию - чуял проблемы.

ДА ЧТО ТЫ БЛЯДЬ ГОВОРИШЬ?!

Чейза затрясло от смеха и кажется рыданий, он сплёвывал, пытаясь очистить рот от мерзкого вкуса, если бы ему не было настолько херово, он бы порадовался, что блевал в этой комнате не один. Правда, никому явно не было ни малейшего дела до того, что он делал. Им даже не было дела до того, что дохлый спортсмен похоже выполнил свою миссию и чинно свалился в лужу собственной крови, передав роль ведущего дальше. Фигуристая брюнеточка в остатках ночной рубашки тупо отпихнула тело в сторону и села в центр, подбирая нож и безразлично перерезая себе горло.

-   Блядь, - прошептал Чейз, отодвигаясь назад и пытаясь спиной нащупать Джона. Только бы тот не съебал, бросив его одного. Чейз знал, понимал, что маг не станет рисковать своей головой ни ради него, ни ради всех в этом университете, но очень хотел верить, что у Константина есть план. Планчик. Планчик планчика. ХОТЬ ЧТО НИБУДЬ!

Вой разорвал его мысли, ударив наждаком прямо по мозгу. Выл пацан, который забрал у ведущего камень и теперь тряс рукой, пытаясь освободиться, но тот проникал внутрь него, пролезал, разрывал ткани и полз прямо внутри, под крики и взгляды сидящих в кругу. Они понимают! Чейз это осознал чётко, как день, когда свершил Восхождение. Понимают всё! Но не могут ничего изменить, не могут встать и уйти, они все здесь привязаны магией с которой не могут бороться и вынуждены играть.

Начав, ты играешь до конца.

Откуда он это знал?

Камень вывалился изо рта пацана, заставив того заткнуться бульканьем собственной крови, и девушка-ведущая подобрала чёрный кристал, сжимая в руке. А пацан пополз в сторону, и будь Чейз проклят, если его кожа не разрывалась прямо на нём.

Сука! Блядская, мерзкая сука! Она использовала этих ребят так же, как Сила когда-то использовала его. Без объяснений, без выбора, без альтернатив, просто заманила кого-то и заставила забрать себя. Заставила их всех принять себя! И отдавая только мучения и боль и ничего!

Ненависть!

Разъедающая злоба поднялась из нутра Чейз, прокатилась колючими комками по венам, разрывая тонкую преграду контроля и вырвалась наружу, ударив прямо по ведущей. Та завалилась на спину, уставившись в потолок, и в её глазах зажглось понимание и страх, когда она умирала.

-   Моя очередь, - прорычал Чейз и резко подался вперёд. Его никто не останавливал. Только смотрели с надеждой и… благодарностью. - Я возьму! - рявкнул он и сжал Глаз в ладони.

+1

5

- Если ты не забыл - это всего лишь моя теория, что ты не можешь умереть. А так как все теории я проверяю обычно методом тыка, то вероятность ее правильности... Ну, примерно процентов десять? Так что в камикадзе играть не советую.

Он бы не хотел оказаться рядом с Чейзом, изображающим из себя танк. Судя по дурной славе, вившейся шлейфом за Глазом, артефакт прекрасно выкашивал и шишек покрупнее, чем они с Коллинзом - что магов, что клириков, которым не помогали святые мощи. Находил способы. Если б не история, Джон бы предположил, что создатели атомной бомбы вдохновлялись именно очередной вспышкой лютования Глаза в каком-то из годов и решили: "Охуенно! Это именно то, чего нам не хватает! Плохо контролируемая квинтиссенция уничтожения!" В общем, не та штука, к которой он стал бы подходить вообще, но, если уж пришлось - то на пушечный выстрел, пока не поймет, как избежать столкновения с неопределенными последствиями. Хотя, опять же, по гипотезе, у этой бури был глаз рядом с самим камнем, потому что чем дальше, тем желания были масштабнее и должны были уже охватывать весь город. Да и до этого несчастные случаи происходили независимо от территории, но лишь от человека, на которого обрушивалась чья-то неосторожная и не всегда добрая хотелка. Правда, Константин не стал бы зарекаться, что чья-то добрая хотелка была чуть лучше, чем чья-то злая....

- Думаю, ему было не до того, чтобы считать себя идиотом. Ты себя видел под кайфом?

Джон подозревал. что ему досталась более мягкая форма - гнев Чейза не был обращен на него в этот момент, в отличие от истории с Калебом, да и вообще особо гнева он не испытывал. Если Сила похожа на наркотик действительно настолько, то это было логично и закономерно. Обычных наркоманов тоже не стоило злить, если не хочешь огрести проблем так или иначе.

- Кнопки "Разфрендить" нет, сорян. Я как вредносный вирус, имитирующий подписку. Но можешь запастись презиками. Хоть от чего-то файерволл, - Джон хмыкнул.

То ли общая нереальность происходящего, то ли флюиды чего-то желания уже начали стучаться во взъерошенную макушку Чейза - иначе его поведение объяснить было очень сложно. И все это наматывалось на страх. От этого места скукоживались внутренности, с трудом пытаясь со всех концов удерживать содержимое внутри. Сигаретный вкус и запах забивал то и дело доносящиеся ото всюду запахи, куда более странные и мерзкие. Между затяжками повеяло кровью, а затем - тухлым мясом, чье поветрие быстро сменилось на кислый запах дешевой рыгаловки с разбавленным пивом.

Он с любопытством заглянул в ту же дверь, что и Чейз. но явно сразу понял, что там происходит. Интересно, это чье-то желание или рядом с артефактом просто начинает твориться вакханалия? Таких подробностей нигде не было - оставалось только догадываться.

- Не знаю, вдруг? Для тебя эта среда чуть более естественная, чем для меня, - Константин ухмыльнулся. Он явно имел ввиду студенческие общежития, но почему бы не оставить простор для трактовки? А то уж больно Чейз был серьезен и взвинчен. Смысл? Самое хреновое уже в принципе случилось - они были здесь, а не на другом конце земного шара, куда дольше будет долетать. - И разве общие гостиные обычно не на первом этаже?.. Ну ладно, - он пожал плечами, сунул руки в карманы пальто, сжимая сигарету зубами, и двинулся следом за Коллинзом.

Всего в общаге было три этажа, так что они шли в самое что ни на есть сердце здания. на втором было оживленнее и больше людей гуляло вне комнат. Преподаватели им больше не встречались, но Джон не был уверен уже, что это вообще признак хоть чего-то. Он только беспрестанно водил глазами по сторонам, на случай, если им будет грозить опасность. Но они были свежей кровью, на них обоих еще не лежала печать общения с Глазом. Их никто не остановит, пока они не доберутся и не выполнят то, что должно. Даже не имея к магия никаокго отношения, здесь можно было почувствовать, как давят невидимые тиски из воздуха, все-таки выжимая тошноту, хоть Константин и не мог сблевануть. Чрезмерная и сосредоточенная, демоническая активность всегда воспринималась организмом так себе. Злосчастный артефакт же плел, как чертов паук, сетку связей похлеще магического контракта, и она куполом накрывала это место. Раздавить или вовлечь.

- Чейз? - он отозвался сразу на ругательства. Они пришли, но, кажется, Коллинз боролся с собой. Точнее, нет, он боролся с Силой и тем, что породило Глаз. Силе и Глазу хотелось быть вместе, Чейзу... Ну, явно не очень хотелось держать рядом с ними свечку. Он его понимал.

Их в начале поприветствовала тишина и мерзость. Тут до любезностей уже никому не было дела. И лишь затем, как чьи-то куклы с руками в задницах, участники шабаша заговорили.

- Чейз, не стоит... - но было, в общем-то, поздно. Если бы он сейчас попытался после согласия вырвать Коллинза из игры. не факт, что этому бы не воспротивилось все местное население. Один против всех, он просто не справится. А еще кого-то здесь еще можно спасти. Не факт, правда, что их жизнь после этого будет такой же охуенной, как до. - Блядь.

Он мог только наблюдать. И стараться не думать о том, что можешь загадать камню пацан, искорежнный всем этим дерьмом лет с тринадцати. Константин уповал на то, что мальчик ему достался необычный, и что похожесть Силы и того, что было в Глазе, не было лишь субъективным ощущением Чейза. Вероятность, что для него не все демоны на один вкус, была примерно пятьдесят на пятьдесят. Как и у всей этой авантюры. Они либо выживут, либо нет. Избавятся от Глаза или же мир утонет в хаосе и схлопнет сам себя. Старые добрые пятьдесять на пятьдесят, и Джону бы сейчас мухлежную монетку!

Он стоял позади уже не могущего уйти до своей очереди Чейза, наблюдая за кульбитами камня. К чему эта бессмысленная жестокость? Думай, Джонни. думай! Должны быть хоть какие-то намеки!

Меж тем, парень в очереди перед Чейзом, которого они, кажется, дружно уже записали в мертвецы, потерял свою кожу окончательно, но зашевелился очень даже активно, обрастая другой, темно-синей и прочной, корчась в этой метаморфозе, отращивая костяные наросты и пасть. Где-то на изламывании конечностей новое существо потеряло сознание от боли. Его грудная клетка все еще вздымалась мерно и слышались щелчки ходящих в теле и перестаривающихся костей.

- Погоди, не..! - он почуял волну Силы, а не движение, но снова опоздал - ладонь Чейза сжала камень, а он сам рефлекторно сощурился. И... ничего. Все снова замерло. - Чейз?

Но тот просто сидел неподвижно, сжимая Глаз. Он смотрел вперед, но был настолько сосредоточен, что как будто смотрел вглубь себя. Губы иногда слегка шевелились - лишь шепот от чтения по губам. Джон опустился рядом на корточки и провел ладонью перед носом Коллинза. Тот только шлепнул его по руке раздараженно.

Прекрасно. Стояла полная тишина, он был один, и все в комнате медленно развернулись в их сторону, буравя взглядом. Прошла одна минута, другая. Прошла третья. Оставшиеся живые студенты начали шевелиться. Синекожая тварь начала приходить в сознание. Взгляды из некомфортных начали превращаться во враждебные.

- Твоя очередь закончилась! - визгливо выкрикнула одна из девчонок, забрызганная кровью как будто из детского пистолетика. - Отдай камень!

- Чейз! Я не знаю, что ты пожелал, но нам надо убираться отсюда! - он изо всех сил тормошил Коллинза, пока тот не очнулся. - Если к нам на всех парах летят ядерные ракеты США, лучше уведоми меня заранее. нам нужно перебраться в другое место! Живее!

У всей комнаты были совершенно другие планы на их положение в пространстве. Судя по кричавшей до этого студенте - этих положений должно быть несколкьо, потому что они должны быть по частям.

Он буквально вытащил Чейза за руку в коридор, не найдя ничего более уместного, чем бежать к лестнице наверх.

+1

6

“красивый… вкусный… мо-ой…”

“нет…”

“иди ко мне… будь со мной… … слияние…”

“покажи...”

“мне…”

“будущее?..”

Обрывки фраз, шёпот, касающийся нежным прикосновениям пуха, метались в голове подхваченные выбросом магии. Вокруг пустота, космос, безграничный, бесцветный, вечный. Чейз проваливался внутрь него, падал, плыл, оглушённый едва слышными словами, терялся в пространстве, не мог найти себя.

“желания…

“нет…”

Перед глазами смерть, разрушения и хаос. Первозданный, идеальный, он в истоке всего мироздания. Суть Глаза, состояния из которого его когда то выдрали, вытянули, будто нерв из позвоночника, болезненной, агонизирующей струной, свернули, сжали в сверхмассивную частицу, что стремилась взорваться и разметаться по вселенной своим прежним состоянием бескрайнего хаоса. И каждое желание, каждая просьба - шаг к нему.

“вернуть…”

“что?..”

“хаос…”

“порядок…”

“боль…”

Не камень, у него лишь форма его, ибо так удобнее ему самому, привычнее для тех, кого он поглощает. Пожирает. С чьей помощью разбивает стены, заключившие его. Он пытается выбраться, одинокий. Невыносимо страдающий в мире нормальности.

Разум Чейза - боль. Она воет у него в голове, кричит, пытается сложиться в нужный узор, но не умещается, ранит острыми гранями, прорывает ткань, проваливается и втаскивает себя обратно, начиная снова и снова. Тело Чейза кусок мяса, с вяло пробивающимися нервными импульсами. Он слышал чей-то голос, но почти не чувствовал. Что-то держало его. Трясло. Он посмотрел на него - кого? - поднимаясь на ноги, хотя вряд ли вообще понимал,что у него есть ноги. Он просто умел ими перебирать. Плохо. Споткнулся обо что-то. Упал. Если бы не помощь, то вряд ли поднялся вновь.

“Константин…”

“КОНСТАНТИН!!!...”

Слово ревёт в нём, причиняя новую и новую боль. От самого слова больно. Константа. Равновесие.

Неизменность.

-  Джон… - выдохнул Чейз, почти падая на мага. Глаза слезились, хотя он итак почти ничего не видел сквозь магическую муть, застилавшую зрение. - Джон, кажется мне конец. Эта штука ненавидит тебя.

Нога с размаху ударилась о что-то твердое, но он не упал, потому что его держали - Джон держал - и потянул наверх, хотя Чейз не был уверен, что это верх. Каждый шаг заставлял задрать ногу, поставить, сохранить равновесие, снова задрать. Бесконечно. Он задыхался, цепляясь за человека рядом, хотя каждое прикосновение к нему - мука.

-  Ей больно… - пробормотал он. - Ему больно. От тебя.

Упор под спину вызвал вздох облегчение, Чейз привалился к твёрдой стене за собой, блаженно размазываясь по холоду и стабильности. Протёр глаза ладонью и попытлся рассмотреть, где они. Небольшое помещение, полки, заставленные чем-то - уборная? Кладовка?

Кладовка.

-  Порядок, - хрипло произнёс Чейз. - Он не любит порядок. Подросток-неряха, - каркающе рассмеялся он.

Попытался. Рот не слушался, как и язык и гортань. Стиснутый в кулаке артефакт парализовал как ви-экс и действовал с такой же скоростью. Вытянуть вперёд руку и разжать пальцы, чтобы посмотреть на Глаз получилось не с первого раза - мышцы не слушались.

Чейз осознавал себя через раз, вылавливая в бурлящем тумане обрывки своего имени и воспоминаний. Константина. Сынов. Силу. 

Камень в руке Чейза сиял изнутри, пульсировал в такт его сердца, завораживал и не давал сдвинуться с места, пошевелиться. Чейз сильный, намного сильнее Константина, и тот не в состоянии увести его, даже прикоснуться, будто между ними невидимая граница. Он сжал ладонь ровно тот момент, когда камень взорвался раздираемый энергией, развалился и растёкся по кулаку, впитываясь в кожу. В тело Чейза. Он запрокинул голову до боли в шее и застыл как статуя, неподвижный ни единым мускулом, перекошенный рот парализовало спазмом, и он не мог даже кричать. Только терпеть, чувствуя как Сила привычно заливала каждую клетку, каждый атом тела, растворялась и сливалась с собственной, становилась единым целым, исправляла, меняла под себя,

делала истинной... 

Сила Чейза иная, будто испорченная, бракованная в деталях, и Глаз выкручивал её в нужные стороны, лепил подобие, заполнял пустоты и каверны магией. Превращал в себя.

Чейз с хрипом выдохнул из не двигающихся до сих пор лёгких затхлый воздух и открыл глаза. Бездонно-чёрные, с отблесками адского огня внутри пропасти.

-  Чего ты хочешь? - с улыбкой спросил камень, изогнув в обольстительной улыбке губы Чейза. - Ты не загадал желание.

+1

7

- Что?

Джон не сразу понял, что там мямлит Чейз, но привычно удержал его на месте, почти обнимая и стирая слезу большим пальцем прямо из уголка глаза. Оба глаза Коллинза были на мокром месте, да так сильно, как будто тот получил порцию слезоточивого газа, порезал свежий луки или подвергся нападению злобного аллергена. Хотя. надо признать, это не самая хреновая реакция на взаимодействие с особо агрессивным, летальным артефактом.

- О, ну прекрасно. Почему я не удивлен? Того. что меня ненавидят живые объекты, было, вероятно, недостаточно. Это просто чертов камень! Идем, нам тут не рады.

Главное. что эта штука была у них. Осталось только отбиться от всех остальных страждущих и попутно решить, как нейтрализовать все то, что уже успели наделать ушлые студенты. Всего-то ничего. Это ж так просто, блядь, за несколько минут решить задачку, с которой не справились хреналлион поколений магов и святош по всей земле. Все случаи, предположительно вызванные Глазом, проходили как-то сами собой - то ли артефакт сам вырубался, сделав дрянное дело, то ли просто не удавалось понять и задокументировать, что именно произвело остановку. Лишь единожды было совершенно точно зафиксировано, что причиной окончания бесчинства послужили мощи какого-то из именитых святых. Что-то Константин не припоминал, чтобы в Ипсвиче были в наличии настолько святые косточки. Это, конечно же, было бы слишком просто.

Он с силой подхватил споткнувшегося Чейза под локоть утаскивая за собой подальше от студентов. Зона поражения Глаза никогда не захватывала весь мир, на самом деле. Но конкретно сейчас казалось, что и правда уже настал апокалипсис. Элитные детишки были похожи на зомби - минуя того парня, который превратился в синее нечто, - грязные, в крови своей и чужой, с условно-осмысленными взглядами, с ненавистью просверливающими их с Коллинзом, потому что они уносили камень от еще нескольких ребят, которые не успели его потрогать. Это было вне правил. они были нарушителями, и система планировала их удалить, если ей не удалось поработить их.

- Ему придется потерпеть! Иначе болно будет нам. Этот народ не чтобы в восторге. что мы унесли гвоздь вечеринки. Сюда!

Они взлетели по лестнице, казалось, почти не касаясь ступенек ногами. Как и зомби, студенты соображали весьма слабо, их разум был затуманен для исполнения слишком сложных действий поиска. Глаз в принципе не рассчитывал, что появится кто-то, кто будет способен разбить цепочку, прервать игру и начать убегать с ним. Хоть какие-то изъяны были в этой чудовищной, хоть и очень простой конструкции. И, конечно, отсутствие разума не могло позволить ему контролировать людей как миньонов. Ослабшие и медлительные от ран, они, наверное, уже перестали помнить, кого ищут. Джон слышал только шаги кого-то, кто двигался на четвернеьках. Синее нечто было бодрым и неизвестно, насколько опасным. По крайней мере, Константин надеялся, что у того не появилось звериного нюха, и банально затащил их в кладовку. Пропустить уродца и проверить их ресурсы. В его хватке Чейз обмякал с каждым шагом, и он аккуратно поставил того у стеночки.

Коллинз был бледен и тяжело дышал. Не похоже, что от бега. Каким-то образом черный в его глазах выглядел совсем не так, как его привык видеть Джон. Он выглядел нездорово, смотрел опять куда-то сквозь Константина, будто в лихорадке и протягивал вперед бледную, напряженную руку со словно в судороге сведенными пальцами. Чейз все еще сжимал в руке Глаз. Нехорошо...

- Кто не любит порядок?

Очевидно, Чейз говорил про Глаз, но хоть убей, Джон не понимал, что это значит. Порядка у них с Чейзом в головах - определенно кот наплакал.

- Чейз, отпусти камень, - Джон попытался перехватить запястье Коллинза, но  рука как будто зависла в густом сиропе от сияния Глаза меж бледных пальцев.

Чейз явно не загадывал желание, но вместо от этого от длительного контакта с ним происходило что-то еще. Артефакт будто плавился, но не стекал вниз. Он впитывался. Впитывался в Чейза, как будто тот был чертовой губкой! Не то чтобы у него реально был план, но это шло, на хрен, в разрез с любым, который он бы придумал! Как он сможет запереть камень, если у него нет камня? И, возможно, сейчас не станет напарника. Он мог только наблюдать за застывшей на лице пацана маской боли.

- Чейз...

Тот встрепенулся, все еще живой. Но очень относительно Чейз. если до этого он видел черные глаза непривычно болезненными, то теперь они стали вовсе нечеловеческими. Константин прянул к другой стене, прижимаясь к ней. за дверью, оказавшейся совсем рядом, протопал синий уродец на четвереньках, даже не остановившись у двери. Все инстинкты в голове выли разом о том, что ему стоит взять вот эту вот руку, открыть ею дверь и улепетывать дальше, как можно дальше от Глаза, овладевшего если не разумом, то хотя бы возможностью передвигаться и выбирать жертву. Какой. правда, был о этого толк?

- Не собираюсь я ничего загадывать. Чейз, приходи в себя, нам надо уходить, - было не очень умно игнорировать камень, но что ему еще оставалось?

Джон был готов вылететь прочь из кладовки, если тот приблизится, а Коллинз не явит свой разум обратно миру. Что-то подсказывало ему, что, в какой бы Глаз ни был форме, он все еще не может прикасаться к нему, чтобы не участвовать в игре.

- Чейз, мать твою, вернись на землю! Нам нужно на крышу.

Джон все-таки вывалился из кладовки, чуть не прибив своим весом маленькую черноволосую студентку в короткой юбочке. Ее взгляд еще был немного осмысленным. Джону было жаль. Жаль. потому что пришлось прикрыться ей от камня. В конце концов, желания маленькой миловидной студентки со все еще небольшим очагом смысла в глазах могут быть чуть лучше, чем у всего остального в этом здании, что уже перестало мыслить, как люди, и просто следовало по тропе безумия.

«Времени нет, Джонни! Крыша. У тебя всего несколько минут, ждать больше нельзя. Нужен. Блядь. Чейз!»

+1

8

“вернуться…”

“обратно…”

“порядок… боль…”

Голоса сбивали с толку, отвлекали, не давали сосредоточиться. Лишали возможности мыслить. И ощущались окончательно в голове, бились в мозгу, сжатые костями черепа как решёткой клетки. Чейз просто знал, что теперь они внутри него, а не говорят с ним извне, как раньше.

В нём.

Сила камня - хаоса - билась в нём, завывая в рыданиях и мольбах, металась, мечтая об освобождении. Ей было невыносимо больно, она истекала кровью и погибала, не в состоянии умереть, не могла существовать и не могла получить освобождение. Что-то выдрало её, заточило и обрекло на вечные муки. У этого не было разума и чувств, лишь страдание и желание прекратить его.

-  Господи, - выдохнул Чейз, падая на колени.

Всхлип вырвался против воли, он даже не понимал, что плакал, пока не ощутил на руке тёплые крупные капли. Вздрагивая всем телом, стёр влагу с лица и посмотрел на пальцы, ожидая увидеть на них кровь. Но нет. Всего лишь слёзы.

В отличие от Глаза он мог чувствовать.

Ему никогда не удастся вернуться. Мир упорядочен, первооснова, древний беспорядок существовал лишь мгновение, дав начало всему, создав жизнь и вселенную. Но для этого ему пришлось обрести сознание, стать бытием. Стать структурой. Камень не пытался уничтожить мир, он всего лишь стремился к своей сути - деструкции. Чтобы затем стабилизироваться и стать космосом. Но… 

Мир уже был. И эта начальная частица вне времени и пространства застряла в нём не в силах ни слиться, ни получить свободу. Но она чувствовала Силу Чейзу и тянулась к ней как к чему-то правильному, знакомому, в чьих объятиях провела бесконечность. Сила демона, дарованная когда-то его предкам.

В отличие от Глаза Чейз мог думать.

И в его голове был только один разум. Была Сила. Знания. А ещё злобное человеческое желание жить. Глаз не мог дать ему того, что он хотел больше всего, не мог выполнить его просьбу, потому что они обы были пленниками Силы. Прокляты. Деструктивны и разрушали всё, к чему прикасались. Чейз был хаосом для Сынов Ипсвича, ворвавшийся в устоявшийся Ковен и уничтожающий его одним своим существованием. Это чувствовал Калеб. Пог. Вся их жизнь посыпалась бусинами с оборванной нити после него. Он нарушил все сложившиеся правила, подорвал саму суть Ковена и Обета.

О, Чейз прекрасно понимал того, кого когда-то выкинули из Семьи и бросили одного без знаний своего пути и предназначения. Камень не мог чувствовать, а вот Чейз - да. И думать.

На ноги вставал тяжело, всё ещё плохо ощущая своё тело, но уже почти понимая, что он. Не до конца, сознание пробуксовывало и срывалось на боль, но он хотя бы вспомнил своё имя. И зачем они здесь. Они не могли уничтожить то, чьей сутью была невозможность уничтожения. Но они могли попробовать договориться. Пообещать избавление.

В отличие от Глаза они умели врать.

Чейз ласково прикоснулся Силой к хаосу внутри себя, выискивая в нём отголоски магии демона, чтобы показать своё родство. Сколько они уже здесь - и где здесь?  Внутри хаоса не было времени. Не было энергии. Не было процессов. Поэтому он не особо понимал, сколько прошло с момента их… их…

Сколько прошло? Будто это имело смысл.

Поднял голову и посмотрел на Порядок перед собой. Он причинял боль одним своим существованием. Потому что хаос должен был когда-то стать частью его. Но его лишили этой возможности. За что? Почему? Это его предназначение! Стать порядком! Но вот он стоит напротив структуры и не может даже прикоснуться!

Сила тяжело колыхнулась, пошатнув Чейза - слишком много Силы! - и он скинул её с пальцев, швырнув в раздражающий его Порядок. Убрать! Моргнул, снимая с глаза чёрное марево и равнодушно посмотрел на лежащего у противоположной стороны человека в светлом - плаще, - которого сбил с ног. Моргнул ещё раз. И ещё. Затем закрыл глаза и сосредоточился.

“Чейз, мать твою, вернись на землю! Нам нужно на крышу.”

Это важно. Он не мог понять именно, но это было важно. Нужно.

“Чейз!” 

Знакомый голос. Прикосновение колкой щетины к губам. Явное и чувственное. Он поднёс пальцы к лицу, провёл по коже подбородка и задумчиво осмотрел их, будто мог увидеть на кончиках отпечатки волосков. Запах… растений? Сигарет. Терпкий, горький, раздражающий рецепторы. Вкусный. Рот вкусный и язык. Горячий шёпот. Вязкое томление, долгое, нарастающее, как начало расширения Вселенной и взрыв, превративший на долю секунды - вечность - сингулярность в хаос.

Константин…  Недостижимый порядок.

Чейз потянулся к нему, за ним, натыкаясь при выходе на препятствие.

-  Хэ-эй, - протянул он, закрывая человеку рот двумя пальцами. - Не говори ничего, - шепнул, гипнотизируя его - её - глазами.

Он  не знал почему, но был уверен, что нельзя позволить ей загадать. И отвлёк самым древним и знакомым способом, вжимаясь собой в её тело. Прошёлся ладонями по спине и бокам, не позволяя отвести от себя взгляда, забрался под юбку и скользнул пальцами в трусики, довольно улыбнувшись, когда она застонала и тяжело задышала.

-  Подожди меня тут, - приказал он, отпуская девушку.  Та упала как подкошенная и засунула руки себе между ног, двигая пальцами. Скорее всего достичь оргазма ей не удастся, пока Чейз не вернётся - он же попросил её подождать - но, по-крайней мере теперь она точно не сможет ничего попросить. Будет занята. - Крыша там, - сказал он, вытягивая руку от которой пахло женщиной в противоположном направлении, куда смотрел Порядок.

Джон. 

Он развернулся и пошёл по коридору, не обращая внимания на отпечатки крови на полу и несколько неестественно застывших тел. Та лестница, по которой хотел подняться Порядок - Джон - вела не на крышу, а на маленькую мансардную комнату с закрытыми окнами. Откуда он это знал? Просто знал. Как и то, где находится лестница на крышу. Он, конечно, мог открыть окна, но… Разве им не надо было на крышу? 

Тяжёлая дверь распахнулась перед ним без сопротивления, хотя, возможно, он просто выломал замок, даже не заметив этого. Не важно. Не нужно. Легко взбежал по лестнице и толкнул железное полотно, жалобно скрипнувшее покорёженными петлями и выдранным с корнем замком.

Хаос.

Ледяной ветер ударил в грудь, пытаясь остановить, а затем принял в свои объятия, узнав. Небеса над ними разрушались, теряя очертания, границы, разваливаясь на составляющие и смешиваясь в твердью. Ненадолго. Он знал, что это ненадолго. Слишком много равновесия вокруг, чтобы удержать беспорядок. Чтобы вернуть всё в беспорядок и начать заново.

-  Я должен быть в тебе, - обвиняюще произнёс он, указывая на Порядок. Джона. Тот шёл за ним. Конечно. Ему же - им - надо было на крышу. - Должен был стать тобой. Хаос, - сказал Чейз. - Это часть хаоса. До Вселенной. - Он не знал, нужна ли Джону эта информация, но пробился сквозь мешанину мыслей, чтобы рассказать то, что знал, но не понимал. Быть может Джону поможет? - Я… он… он называет тебя константой. Порядком. Равновесием. Он просто хочет вернуться домой, Джон, - тоскливо выдохнул он. - Ему больно.

+1


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » межфандомное » fear of _everything_