[1] [2] [3]
1. FAQ + Правила
2. роли и фандомы
3. гостевая
4. Шаблон анкеты
5. Нужные персонажи
6. Хочу к вам
фандомы
недели;
выборы; объявления.

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » Игры, в которые играют боги


Игры, в которые играют боги

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Сокар[/nick][icon]https://wmpics.pics/di-HU11.png[/icon][char]Сокар[/char][fandom]Египетский пантеон[/fandom][status]Жизнь вынуждает написать бестселлер... [/status][lz]поскольку времени немного,

я вкратце матом объясню[/lz]

http://s8.uploads.ru/t/3wPYp.png

Сокар & Анубис

Флоренция, 13 августа 2015 года

Перед лицом угрозы, вопрос выбора стоит особенно остро.
Каждый выбирает свой путь, и боги, на этот раз, должны выбрать его тоже.
Это вам не Египет, тут голову в песок не сунешь - бетон, как никак.

+2

2

[nick]Сокар[/nick][status]Жизнь вынуждает написать бестселлер... [/status][icon]https://wmpics.pics/di-HU11.png[/icon][fandom]Египетский пантеон[/fandom][char]Сокар[/char][lz]поскольку времени немного,

я вкратце матом объясню[/lz]

Складывалось впечатление, будто плохая погода в прямом смысле слова идет за ним по пятам.

Нил хорошо помнил, как ливень пытался воевать с горящим на три этажа вниз зданием, где он провел несколько лет, пока... Впрочем, ни к чему было воскрешать воспоминания, в которых были боль, пытки и насилие над разумом. Вот уж точно ни к чему.

Прибытие во Флоренцию ознаменовалось едва ли не ураганом, хотя какой бы там ураган?  Перелет  так и вовсе едва не стоил ему жизни — в одну из турбин умудрилась залететь чертова стая птиц, спасавшиеся поди пойми от чего... А вылетали ведь в солнечную погоду.
И вот пожалуйста — стоило высунуть нос наружу, как тут же собирались тучи. Не то, чтобы ему не нравилась пасмурная погода, отнюдь. Наоборот так было комфортнее, на солнце,  с тех пор как удалось вырваться сюда, было мягко говоря некомфортно. Но не до такой же степени! С другой стороны, если б не плохая погода…

Нил  прилетел весной, измотанный,  с одним рюкзаком за спиной и безоружный, он с трудом ориентировался — язык знал плохо, на английском старался не говорить, в центр города носу не казал. По крайней мере, первые недели. Чудом было и то, что он смог найти себе комнатушку, метр на метр под самой крышей, да еще и бесплатно — от него требовалось только помогать старушке хозяйке по дому, да гулять с ее не менее престарелым мопсом.  Казалось, можно расслабиться. Постараться забыть о холодном столе, на котором его часами держали, о  приказах, побоях и требованиях подчиниться. Даже к плохо слушавшейся теперь левой руке, Нил в принципе привык, тем более что врач, единственный кто согласился принять за пару баксов, обнадежил — при должных стараниях, она восстановит полную подвижность, будто и не было ничего.
Тихая жизнь, прочем, продолжалась недолго… Он и не понял, собственно, что случилось ни в первый раз, когда его пытались заставить открыть проход в мир мертвых, ни теперь -  просто чувствовал, носил рубашки с длинным рукавом даже если был уверен, что соседи еще спят и некому увидеть никак не желающие проходить шрамы, да на улицу стал выходить еще реже. Старая миссис ругалась, говорила что некоторые ее знакомые будто чем напуганы, кто-то, говорят мертвых видел, кто-то так вовсе Египетского бога, а то и не одного, что она слишком стара для того,  чтобы нервничать, да внизу в мастерской, где ему иногда давали починить машину или мотоцикл, народу практически не стало. Город будто замер, как зверь, напуганный и дезориентированный.  Настроения горожан (если даже люди чувствовали, что происходит что-то странное, еще и якобы видели представителей пантеона, ничего хорошего это не значило) передались и Нилу — пистолет раздобыть оказалось делом несложным, а вот из города выбраться… До него быстро дошло, что чтобы ни случилось, никого из них — тех, кем стали боги, из Флоренции не выпустят. Ну, живым так уж точно. Расспрашивать Баркер не решился, ни старую миссис, ни кого либо другого. Нутром чуял, как будет лучше, и доверял своему чутью. Просто избегал людей в форме и гражданских с оружием как мог, и старался передвигаться по городу только ранним утром да поздним вечером.

Сказать, что это нихрена не помогло — ничего не сказать. Первое время Нилу удавалось сосуществовать с жителями города совершенно мирно. Он нравился местным старичкам, молодежи до него дела не было как  и детям, а дамочек он предпочитал обходить десятой дорогой, хотя иногда так и подмывало написать у себя на лбу «я ебусь с мужиками».  Никому не мешал он, никто не мешал ему. В библиотеке Баркера встретили радушно, но все его попытки выяснить про других представителей пантеона, возможно еще обитающих здесь, почти ни к чему не приводили. Нил осмелел, обратился к библиотекарше с просьбой отправить запрос о божественных явлениях, или может необычных событиях в другие библиотеки, может в Афинские, может… Да куда угодно, господи ебаный боже. И, кажется, где то оттуда росли ноги у того, что вот уже какую неделю Нил активно бегал по Флоренции, поджав хвост, от тех самых, людей с оружием.
В каморку приходилось возвращаться петляя так, что ему и в лучшие годы службы не снилось. А ведь Нил на службе не на жопе сидел. Вот и пригодилось, что называется… Пока удавалось обходиться без стрельбы и поимки себя любимого, но надолго ли? Умирать пока не хотелось, и возвращаться обратно под чье-то командование желания не было никакого, равно как и снова становиться подопытной крысой, винтиком в машине чужого сумасшествия. Своего хватало.

Так было и в этот день. Дерьмовая погода, помогавшая ему передвигаться максимально незамеченным, не подвела и сегодня — Нил решил, что вылазка на рынок не будет проблемой, и ошибся. Расслабился, разговорился с продавцом, начал торговаться за чертовы  сливы, не замечая как размахивает руками, как-то машинально подражая торгашу. Нил не заметил, дорвался до фруктов и уже размечтался, как посидит на крыше домишки старой миссис, устроит себе пикник, блять.

Устроил. Только не пикник, а проблемы. Он успел разве что  чуть в  сторону от рынка отойти, направляясь к ближайшему узкому проулку, как дорогу ему заступил высокий темноволосый мужик, бандитской наружности. Один из тех солдафонов, которые лениво прогуливаются по городу, уверенные в собственной крутости и безнаказанности.  Видел Нил таких, ни ума ни фантазии ни совести. Попихается, ударит, погогочет да дальше пойдет.  И не ошибся. Сначала ему в грудь уперлась  чужая рука, а только потом до Нила дошло, что этот не отцепится. Толчок был несильный, мужик просто развлекался. Баркер сделал шаг назад, будто пошатнувшись  — человеку было бы нечего противопоставить кому-то такой комплекции, ну, человеку с комплекцией Нила так уж точно. Ни к чему вызывать подозрения, да и при гражданских.

— Хорошего дня, сэр! — Баркер активно косил под дурачка, и это, наверное, и спасло его, бугай отцепился, довольно гогоча. Похоже, на ком-то уже оторвался, вот и не стал цеплять. Не повезло кому-то.
Нил аккуратно обошел вояку по дуге, поправил лямку рюкзака, ныряя в проулок и только там позволил себе дать деру. На ближайшую крышу. Попутно достал куртку из рюкзака, накинул, проверил на бегу перчатку на левой, травмированной руке, и рванул дальше, но не от центра, а наоборот, решив что если где и попытаться сбросить хвост, то уж лучше там, где народу больше... Но не пробежал и квартала. Внизу что-то было. Ну, кто-то был, хотя за мусорными баками и завалами из коробок, разглядеть что-то, еще и на бегу, было сложно.
Для человека.

Нил осторожно спрыгнул вниз, жалея, что ни погода, ни само место не располагали к тому, чтобы еще с крыши разглядеть правда ли там был человек? Так что Баркер осторожно позвал, не особо надеясь на ответ:
— Хэй? Там кто-нибудь есть? Я не наврежу.
Поневоле вспомнились фильмы ужасов, когда герой прется в темный подвал, услышав оттуда шум, и его, конечно же, убивают.
— Я вооружен! — неуверенно добавил он, в надежде, что ошибается, и принял какую-нибудь кучу мусора в которой роется собака, за человека.

+2

3

Отношения с родственниками — это как секс со шлюхой: приятно, иногда прикольно, но только по собственному желанию, и чем реже, тем лучше, потому что египетский пантеон тот ещё серпентарий, а божественный триппер явно не лечится земными методами.

Вообще-то покушение на судью уголовно наказуемо, вот только плевать на это хотели все, кому не лень. Адел мужик не из робкого десятка: одному популярно объяснил через выбитые зубы, второму — через сломанный нос, третьему — через порванные связки коленных чашечек. А потом ему немного не повезло: кровь богов золотистая, однако, в этом мире ничем не отличается от человеческой, а гематомы, разливающиеся под кожей, такого же мерзкого синюшного оттенка.

Раньше он был властителем Дуата, единоправным владельцем царства мёртвых. Потом отцу приспичило вдруг умереть, жене отца приспичило собрать его по кускам и воскресить. Пришлось пододвинуться на троне, правда, не просто так, а за некоторые привилегии. После этого работа стала не особо обременяющей: знай себе провожай души до царства мёртвых, присутствуй на суде Осириса, да и то есть полное право не являться душам самостоятельно, а по своему усмотрению. Больно жирно для некоторых из этих душ, чтобы сам Анубис за ними приходил. 

Не даром его величали и судьёй богов: психопомп далеко не последнего десятка, а потому имел он власть и над тем, чтобы вершить справедливость над пантеоном, в котором и сам состоял. То были хорошие дни. То были дни, когда змей был заперт в своём пространстве, занятый вечной битвой попеременно то с Сехмет, то с Баст. То было время, когда Сет не пытался сунуть свою морду в каждую подходящую щель мира наземного, довольствуясь миром подземным. То было спокойное время, которого сейчас больше нет.

У него рёбра саднят так, будто там как минимум трещина. Адел цедит что-то сквозь зубы, поворачивает голову и сплёвывает на стену. Слюна не алая, но с розова, значит, всё-таки повредил язык или дёсны. Ну, не страшно, и не такое переживали. 

У него голова гудит, и хочется приложиться ей об кирпичную или бетонную поверхность, чтобы прекратить этот назойливый шум. Как бьют старый телевизор, чтобы он показывал без помех. Может быть, и с головой сработает такой фокус?

Адел ненадолго прикрывает глаза, силясь собраться с мыслями. Ему нужно подняться, выбраться из этой подворотни, добраться до места, где можно зализать раны. Потом, может быть, он бы с радостью переговорил со своим дядей - вторым отцом, отчимом, чёрт разберёт семейные связи египетского пантеона - и спросил, а какого хера, собственно, происходит. Какого, спрашивается, хера на него нападают ублюдки, пытаются выбить согласие на поиски ни хрена не игрушечных артефактов, а Сет сидит себе и в усы не дует. 

Хреново.

Адел не первый раз получает предложения найти джед. И не абы какой, а джед, который является земным воплощением позвоночника самого Осириса. Анубис бы поинтересовался у дядюшки, а к чему ему чей-то позвоночник, да только мирные предложения довольно быстро переросли в показательные угрозы. Значит, Сету очень срочно нужен джед, а найти его может только шакалоголовый бог, потому что имеет прямое отношение и к магии, и к мёртвым.

Слов нет, одна радость, ага.

Адел слышит чей-то голос и, если честно, ему настолько лень шевелиться, что на первый оклик он даже головы не поворачивает. В мыслях застряла только одна фраза: “надо убраться отсюда”, но дальше оформившейся потребности дело как-то не зашло. На повторный оклик Адел морщится.

— Ну давай ещё громче, и я тебе эту штуку затолкаю туда, откуда потом доставать постесняешься, — чётко, но негромко говорит он, прежде чем повернуть голову в сторону шарахающегося по подворотне парня.

Есть в нём что-то знакомое. Чёрт его знает, зачем он сюда припёрся. Адел с трудом поднимается на ноги, прислонившись спиной к стене, и медленно выдыхает сквозь боль в нижних рёбрах. Ладно, херня война, и не такое переживали. Он смотрит на парня перед собой помутневшим взглядом, по-собачьи головой встряхивает — шакал, он и есть шакал — прежде чем задаёт более или менее осмысленный вопрос:

— Хвост за собой не притащил?

Вообще-то у вопроса есть самая что ни на есть нормальная основа. Если этот придурок не посмотрел, не идёт ли кто за ним, то, как пить дать, скоро тут появятся сторожевые собачки Сета. Анубис с ними общий язык найдёт: клыки у него крупнее, лапищи мощнее, да и вообще. Но не сейчас. Ему бы немного времени на то, чтобы оклематься, да нет этого времени, а Сет ждать не любит.

[nick]Anubis[/nick][icon]https://i.imgur.com/QKdDU79.gif[/icon][sign] [/sign][fandom]egyptian mythology[/fandom][char]Анубис, unk[/char][lz]когда станет страшно богам и почудится шорох в углах, они вспомнят тогда о себе самих и полюбят себя в зеркалах. [/lz]

+1

4

[nick]Сокар[/nick][status]Жизнь вынуждает написать бестселлер... [/status][icon]https://wmpics.pics/di-HU11.png[/icon][fandom]Египетский пантеон[/fandom][char]Сокар[/char][lz]поскольку времени немного,

я вкратце матом объясню[/lz][sign]Вертел на пирамиде, хочешь повторю?[/sign]
Какой облом, вяло подумалось Нилу, все-тки человек, ну, вроде как. Хотя с учетом, что их пантеон загоняют, и на него в частности, похоже есть какие-то конкретные планы... Риск нарваться на кого-то из той, другой жизни, был велик. И не то, что велик, стопроцентен, даже сиди ты дома на горшке, и то не факт, что тебя с него не утянут из тела.
Бросать людей, особенно раненых, он никогда не мог, хотя всегда, черт побери, хотел. Хотел, и не стыдился этого желания, ибо выхода оно никогда не находило — помогал, если мог, и если не мог, кому тут лгать? Но в этом виде Баркер мало что мог, а пожелай он стать собой настоящим, тело пришлось бы сейчас бросить прямо тут, и человек (хотел бы он, чтоб это была собака, к слову, но увы) для начала охренел бы от упавшего юноши, которого в сознание не приведешь, а затем от того, что увидел одного из членов Египетского пантеона во всей красе.  Может Нил и успел бы применить свои способности, чтобы смертный не скопытился на месте, ну а если у того сердце слабое, и вид впавшего в кому юноши устроил бы тому инфаркт?

Рисковать, или нет?

Если подумать, он действительно мог навести морок, как делал всегда, если кто-то набредал на его пещеру, когда Сокар был ленив и считал, что и так сойдет, или слиться с тенями? Если смертный сильно ранен, он не убежит от таких перфомансов, ну, обосрется или помрет — чего хорошего?

Смертный, однако, похоже был крепким, раз мог быть таким хамлом. А Нил язык за зубами и рад бы держать...

— Я б посмотрел, куда, хамло полудохлое, — пробормотал Нил. Все-таки незнакомец был прав, и разговаривать стоило бы потише.

... Но нет, заткнуться вовремя не входило в список его способностей, ни как Нила Баркера, ни как Сокара. Последнему так и вовсе поболтать годами было не с кем, можно ли его винить?

А вот дальше... Не то, что у Нила, у Сокара бы сердце в пятки ушло. Он по-прежнему не видел того, с кем говорил, ибо старался вообще
не смотреть на незнакомца, но этот вопрос! Прежде, чем Нил успел сообразить, он уже выставил руки перед собой, переходя на родной язык. Много он не мог, но защитить себя  недолго, и непрочно, прозрачным щитом — очень постарался.
— Духи луны, встаньте на мою защиту... -  зашептал Сокар. Древнеегипетский был вряд ли понятен смертному, как и то, что он делал руками было похоже скорее на человеческий жест "сдаюсь", чем на что-либо другое.  Следовало успокоиться, Нил в этом вопросе лидировал. Просьба же была скорее для успокоения.
Странный человек. У него оставалось все меньше надежды на то, что это вообще смертный. Нил, наконец, смотрел на него во все глаза, но до конца понять не мог, не раскрыв все свои карты, поэтому игру пришлось продолжать. 
— Вы от кого-то прячетесь? Вас ранили? За мной никто не шел, вероятно те, кто на вас напал, давно ушли, -  осторожно попытался прощупать почву Нил. Сокар рвался в бой, настоящая сущность не любила долгих разговоров с потенциальным врагом, защищая свои границы насмерть. Вот и теперь, желание просто свести человека с ума, наслав иллюзии плескалось где-то у самых границ контроля. Потеряй Сокар тело, и пришлось бы искать и перерождаться, если очень повезет, если нет — его мог прибрать к рукам кто-то из пантеона, а их он в гробнице видал, и на жезле вертел, особенно сейчас, когда ему было непонятно, что происходит, и за что  его пытаются поймать и чего ради пытали. -  Я не знаю, кто на вас напал и по какой причине, но если вы здесь, значит серьезно ранены, вам нужно в больницу. У меня только аптечка, она дома, и ею я ничего не смогу зашить, равно как срастить вам кости...

Сокар тоже не помог бы, иллюзии  -  пожалуйста, спрятаться в тенях — ладно, самоисцелиться -  ну по возможности, защититься куполом или выставить невидимую стену перед собой -  всегда рад, открыть портал в мир мертвых в любом месте — по желанию или необходимости. Но уж никак не лечить подыхающего хама из подворотни, такое Нил еще не практиковал.

И про дом, наверное, зря сказал. Если это все-таки кто-то из Пантеона, шансы спастись у него мизерные, любой завалящий божок мог его уделать, при большом желании и поддержке более сильных представителей пантеона или своей человеческой подпитки из поклоняющихся. Сокару, как "душе" другого бога, никто не поклонялся.

Руки начинали уставать, а головокружение усиливалось, но Сокар упрямо держал свой щит, не рискуя приближаться.  А словесный понос, вестимо, продолжался...
— Выйдите на свет, или выползите, не знаю, я туда не пойду. Воняет, и мало ли чем вы вооружены, не горю желанием очнуться здесь же, с вынутой почкой, которая вам сейчас пригодилась бы для пересадки например. Или еще что похуже. У меня с собой оружие, повторяю, и я успею защититься, Бену  (возникать, возникающий) только и можете. Вы неизвестно сколько уже тут, наверняка подхватили заражение крови, хватит кочевряжиться.
Нил начинал сердиться, похоже, они оба тут застряли, человек он там или не очень, а прийти сюда могли в любой момент.
— Унн-Нефер (Имя Осириса как царя иного мира, или иного Египта), помоги мне не прибить его, чтоб не мучился, — страдал Нил, опуская руки, -  Я не угроза, что вы как маленький, мне вас на кошачий корм, что ли, или песок Египта выманивать?

+1

5

Хамло полудохлое. Да, пожалуй, очень точное описание. Нижние рёбра саднят, дышит он крайне поверхностно, и думает о том, как контролировать это самое дыхание, просто сосредоточиться на вдох-выдох и задвинуть боль на второй план. Показать ей, что её поняли, приняли, но чувствовать не желают.

Тот парень оказался не промах, раз даже в такой ситуации умудряется огрызаться. Аделу хочется молча закатить глаза и взмолиться собственной матери, лишь бы его просто оставили в покое и дали зализать раны.

Боги не молятся другим Богам.

— Если я тебе покажу — куда, обратно уже не разогнёшься, — на выдохе говорит Адел и прикидывает, как убираться отсюда, не потеряв по дороге ни одну из костей, но его внимание привлекает бормотание со стороны незнакомца.

Эти слова. Да и жест. Твою мать. Адел сжимает зубы и раздражённо рычит. Кто-то из своих, определённо, никто больше во всем городе не способен тарабанить заклинания защиты на древнеегипетском, если только не учится на каком-нибудь истфаке. Да и то студенты истфака похожи на зомби, которых не вовремя выкопали из могил, а они даже осознать не успели, что мертвы, вообще-то, как снаружи, так и внутри.

Анубису несподручно являть собственную сущность. Пожалуй, шакалоголовый, разгуливающий по улицам, будет малость пугать прохожих. Да и он уже привык прятать шакалью ипостать под человеческой маской даже перед некоторыми мертвыми, чего уж говорить про живых. Мелочные пошли люди, со слабыми сердцами, которые на проверку тяжелее, чем Перо. А чем сердце тяжелее, тем приятнее будет Амат-пожирательнице.

— Не используй Рен, если нет необходимости, — вместо того, чтобы ответить на кучу вопросов, говорит Адел. — И упаси тебя Ра-Горахти сказать это при Баст или Сехмет.

Анубис видел Баст. Не так давно, эдак лет пять назад. Про таких сейчас говорят «сильная и независимая с сорока кошками», но вся проблема в том, что кошек у неё больше, чем сорок, и с оружием она управляется так, что даже Апопа умудрялась сдерживать на протяжении множества столетий. В общем. Не злите женщину, если не хотите получить когтями по морде. А шутить насчёт кошачьего корма при ней и вовсе не стоит, а то в следующий раз найдёте его в собственной тарелке. Чисто случайно. Несколько раз.

Сехмет он не видел, и это, наверное, хорошо, особенно после их романа. Они несколько столетий жили как неверная жена и неверный муж: то сходились, то расходились, то ещё что-нибудь, но в браке при этом не состояли. Сехмет на Анубиса зла не держит, Анубису, в принципе, тоже неплохо, когда можно погладить львицу по шёрстке и при этом не слечь с прокушенной глоткой.

В любом случае, возвращаясь к баранам. Вернее, к представителям пантеона.

Адел выходит из тени и делает несколько шагов от стены. Когда свет, наконец, падает на него, он останавливается и хмуро разглядывает парня перед собой. Даже если свой — по крайней мере умеет скрывать божественную сущность, уже хорошо. А то бывает — идёшь, а от кого-то так фонит этой божественностью, словно повесил себе на грудь и спину мишени с надписью «сожри меня». Так делают либо совсем молодые боги, либо те, кому терять нечего, а адреналина очень уж хочется.

А потом по телику про НЛО рассказывают.

— И что, перед каждым встречным так палишься? — Адел жмет плечами. — Призывать духов на защиту… ладно, неплохо, на четверку с минусом.

Он поворачивает голову и прислушивается: со стороны дороги не слышно ничего подозрительного, но это не значит, что где-то неподалёку не прячутся шавки Сета. Сету же несподручно заниматься своей головной болью, он предпочитает, чтобы ею занимались другие. Втемяшилось же дядюшке в голову заполучить себе кости брата. Видимо, рен уже не действует.

— Зашивать меня не надо, — добавляет Адел и смотрит пристально, чуть щурясь. — Только свалить на хрен, пока звери не явились.

Сам Сет называл из зверями, Анубис иной раз именовал просто псами. Теми самыми, которые похожи на гончих. Только трусливее. Намного. Но если их толпа, то они давят жаждой крови и ощущением безнаказанности. Отвратительно, но приходится с этим мириться, как и с тем фактом, что псы скоро будут здесь.

[nick]Anubis[/nick][icon]https://i.imgur.com/QKdDU79.gif[/icon][sign] [/sign][fandom]egyptian mythology[/fandom][char]Анубис, unk[/char][lz]когда станет страшно богам и почудится шорох в углах, они вспомнят тогда о себе самих и полюбят себя в зеркалах. [/lz]

+1


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » Игры, в которые играют боги