[1] [2] [3]
1. FAQ + Правила
2. роли и фандомы
3. гостевая
4. Шаблон анкеты
5. Нужные персонажи
6. Хочу к вам
фандомы
недели;
выборы; объявления.

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » big god, big deal


big god, big deal

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

spark was the beginning
flame will be the end

they will follow you till the very death.
you must have known it from the start.

бузинная палочка упирается в сердце и куинни улыбается. советует не добавлять больше сахара — от её какао дохнут мухи.
самый желанный дар тонет в ласковых руках. розье не нужна палочка, чтобы вскрыть грудную клетку.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/e1c92ccca0cb7ee8ce282c24b1ae3ce4.png

[nick]queenie goldstein[/nick][status]rose, darling, stop[/status][char]варит какао, читает душу[/char]

Отредактировано Tomas Ortega (2018-12-02 13:46:53)

+5

2

голдштейн напоминает золотой прииск. день за днём перемывать песок готов только терпеливый или очень плохой маг. геллерт - багровые реки - запирается в тренировочных залах с криденсом. неважно, насколько тщательно вы выстраиваете легенду вокруг себя, история преломляется в один момент. розье стягивает изящные туфли, укладывает у стены, непромокаемые сапоги обнимают ступню - впору. вот из таких моментов и состоит революция.

[indent]один раз предатель — предатель навсегда. каждый имеет право на ошибку, цена как ни странно одинакова.

куинни не хватает жесткости, среди последователей гриндевальда она - самозванка. впрочем, голдштейн здесь не для кровопускания. эта женщина пахнет какао и домашним печеньем. то, как она обращается с бытовой магией, завораживает. из неё терпеливая сиделка и всепрощающий воспитатель, для всего остального у обскура есть гриндевальд.
куинни пишет письма — своей сестре, реже якобу. стопки зачарованных писем на превосходной бумаге. розье рассматривает чужую сентиментальность, как стекло на свету, — матовое, изумрудное (фальшивка) и такое же бессмысленное. куинни верит в свободную любовь, в идеалы, припорошенные внушением. розье — тоже.
[indent]иногда это не вопрос силы - вопрос намерений.
[indent]у винды есть свои мертвецы и свои сожаления, но это так по-магловски.

у подножья базилика сакре-кёр простирается шумный париж. как брызги шампанского в полночь, как прикосновение чужого сознания: у куинни голдштейн врожденный дар, у винды - приобретенная окклюменция. если долго не отводить взгляд - прочитайте меня, смелее - ямочки на щеках у мадам голдштейн станут восхитительно-розовыми. воспитанные леди не позволяют себе смущать гостей, и розье приносит свои извинения (снова и снова).

- нами пугают маленьких детей, вы знаете?

что делает человек, когда получает то, что хочет?
пресыщенность розье граничит с аскетизмом, укрываясь в нумерганде. дьяволы кружатся в мертвой обители. вынужденные скрываться, как подземные крысы, — ради общего блага. сама суть утверждения противоречит природе магии. они всегда голодны. революция ненасытна. нельзя запретить аппетит. в покоцанном портсигаре Винда хранит воспоминание о мертвом норвежском драконе. табак дразнит нёбо, дым рассеивается - предметы роскоши. нельзя запретить себе слабости, когда они дорого обходятся.
шёлк струится под ладонью.
[indent]боль — неотъемлемая часть игры.

- мадам, нас ждут в лондоне.

если обвести языком стрелу купидона, сладость осядет ниже желудка чернеющим пеплом. когда на языке вертятся непростительные, винда потчует разнообразие.

[fandom]wizarding world[/fandom][char]винда розье, ≈ 25[/char][lz]thats all a revolution is, to circle and to spin around another;[/lz][nick]vinda rosier[/nick][icon]http://sh.uploads.ru/XUwv6.jpg[/icon][status]so many snacks, so little time[/status]

+2

3

Сите и его девять мостов как бы намекают — у тебя есть выбор, девочка, Сена к твоим услугам, топись с любой стороны. Голдштейн смотрит в темные воды и поправляет перчатки. Камень мостовой звенит под её ногами. Этот город видел слишком много смертей, поэтому вместо Сент-Шапель, выхоложенной тишиной, Куинни выбирает Согласие. Она уходит с охапкой цветов, купленных на рынке, чтобы скрыть дрожь в руках. Гриндевальд не спускает с неё глаз, короткий поводок затягивается туже, спиралью крутится вдоль Елисейских. Куинни останавливается только под Аустерлицем, гадая, может ли это быть символичным. Арка молчит в ответ. Но в Париже с ней не говорят даже официанты.
В какой-то момент её окутывает сладкое, уютное как пуховое одеяло безразличие. В нем не слышно голосов прошлого, в нем она не пишет писем и не смотрит в глаза. Куинни надоедает читать, да и душа Гриндевальда и без того разорвана в клочья, легче смотреть в дырявый носок. Обскур же отмалчивается. Ему не нужны слова. Три дня в неделю Куинни все равно читаем ему прессу — мальчик становится до боли милым, когда смеется над очередным происшествием в Нью-Йорке. Шахматное поле медленно перемещается на острова. Под языком горчит.
— Хм.
По мнению Куинни, Лондон может ждать дальше. У неё есть... некоторые сложности с английскими мужчинами. С некоторых пор у нее есть некоторые сложности с мужчинами в принципе, но Голдштейн придерживает комментарии. В комнате прохладно, чашка чая дымится на укрытом темной материей столике. Куинни проводит по нему рукой, чувствуя сквозь перчатку и слои ткани рубцы на безупречно отполированном дереве. В этом комнате две недели назад Гриндевальд пытал магла. Вкус его крови до сих пор мешается с самой крепкой заваркой.
Голдштейн крутит в руках палочку. На самом деле, у нее нет выбора.
На самом деле, Розье снисходительно ожидает, пока она накинет на плечи пальто и скроет шелковое белье нескромным платьем.
У них есть свой собственный портал, и это уже незначительное дополнение к списку преступлений. От грязи, в которую она окунулась с головой, не отмыться ничем, кроме собственной крови. Куинни улыбается, оглядываясь на женщину.
— Придется захватить зонтик, не так ли?
Её улыбка, впрочем, исчезает, когда Непреложный обет мертвой хваткой оплетает запястье. Красные пульсирующие жилы въедаются в кожу обещанием.
Обещаешь ли ты, Куинни Голдштейн, сделать всё, чтобы доказать свою верность Гриндевальду.
Она знает, рано или поздно обед её убьет.

[nick]queenie goldstein[/nick][status]rose, darling, stop[/status][char]варит какао, читает душу[/char]

+1


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » big god, big deal