роли и фандомы гостевая нужные персонажи хочу к вам

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » межфандомное » you make me feel


you make me feel

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

коламбия пикчерз представляет

джон константин и жадность
большое путешествие туда и обратно

— может ты уже отъебёшься от меня?
— но нам же так весело вместе

+6

2

— В общем, — говорит Алчность и наклоняется поближе к sad saxy daddy, — будет весело. Ты не пожалеешь. Зачем вообще просиживать жопу при твоих-то талантах?

У Алчности блестят глаза — то ли от выпитого алкоголя, то ли от того, что рядом — помятый, но в целом симпатичный мужик. Девочки клюют на таких. Девочки, которые, конечно же, посещают бары типа этого. Тёмный, пропахший хмелем, разлитым пивом и всем остальным из набора «вечер пятницы каждую неделю с часу дня до полуночи». Пространство здесь держат бывалые мухи, ирландцы и элегантные английские гопники. Окраина Лондона во всей своей красе.

Алчность тянет Джона за острый край ворота пальто, наклоняется ещё ближе и заглядывает в глаза.

Они знакомы уже какое-то время, Джон чует в Алчности неестественное, нечеловеческое, ненормальное. Может даже — догадывается. В общем-то, Жадности однохуйственно, что там догадывается или не догадывается Джон. Потому что это охота. А охота — это святое.

Охоту давным-давно придумали звери, а люди возвели в абсолют и создали для охоты отдельный пъедестал. Из костей и шкур. И обязательно с банками, полными формалина. Коллекционирование давно стало страстью. Прибавим к этом постоянну жажду присвоить себе и испытать кратковременный миг удовольствия, сиюсекундный микрооргазм — и на выходе получаем то, что имеем.

Скупость вышла на охоту и подцепила на крючок охотника на демонов. По совместительству — пьяницу. По совместительству — настоящее хамло. По совместительству, будем честны — отменного мудака высшего качества и первого сорта.

Джон Константин приводил Алчность в восторг и включал кнопку, после которой «хочу-хочу-хочу» сливалось в утробное голодное рычание.

— Какие планы у тебя на субботу? — покрытый двумя слоями матового чёрного лака ноготь царапает заросшую светлой щетиной щёку. Жадность перетекает в другую позу, снова увеличивая расстояние между ними, убирает волосы за ухо и подпирает ладонью подбородок, принимая вид мило-придурковатый и наивный. Радужки блестят чёрным и выражают бездну. — Хочу сходить с тобой.

Возможно, Джон считает её демоном какого-нибудь там разряда. Или олицетворением выражения «отцепись, чего приебалась». Или просто дурой. Не важно.

Они знакомы уже вторую встречу и десятый стакан пива. Алчность любит эль, но заказывает светлый лагер. Постукивает пальцами по веснушчатой щеке и не сводит с Константина немигающего взгляда. [icon]https://imgur.com/Mtrq0Aj.gif[/icon]

+4

3

Оккультизм можно сравнить с работой парфюмера: ходишь по рынкам, покупаешь пеструю воняющую херню, замешиваешь все в баночку - и лепишь сверху этикетку "аромат шорше-морже графа объебоса 1873 года".

Иногда Джону кажется, что лучше всего его коллеги умеют лепить этикетки. Сам-то он - уличный прохиндей, та мерзкая цыганская рожа (за вычетом цыганской рожи), которая наворует ингредиентов с чужих грядок, стравит между собой владельцев и им же продаст наваренное. Иногда его благодарят пощечиной, чаще - холодным мразотным дулом у виска.

Джон напоминает себе, что бывал в куда худших переделках - ну, там, в аду, например - и совсем не боится.
Джон вздыхает и напоминает себе, что отправится туда снова, если дуло захочет интимного продолжения.
И снова боится до усрачки, nothing unusual. Тяжело испортить коричневые штаны.

- Знаешь, чем оккультист похож на парфюмера? - переделывает Джон шутку, но выходит не очень смешно, скорее правдиво. - Его нос так привык ко всякому говну, что он везде чувствует говно. Твоя демоническая жопа пахнет примерно так же.

Славная демоническая жопа, делает он пометку и не стесняется пялиться. Джон пока не знает, что оценивает задницу первозданного существа старше самой бесконечности. Джон не знает, что целует губы, которые вкушали плоть Елены Троянской и еще миллион греческих шлюх.

Наутро Джон не узнает, что выебал одного из смертных грехов.

***

Ритуал - suck my balls. Щепотка здесь, щепотка там, пара неровно вычерченных знаков. И так сойдет. Смерть учит многому - жизнь вот ничему не научила.
- Мать моя джизас крайст, алилуя, иди сюда, тварь ты этакая, - обращается Константин к старому другу из нижних этажей преисподней. Телефонные неполадки, переключение на секретаря, уважительное обещание расчленить его на восемьдесят семь кусков - по куску на каждый раз, когда Джон выходил сухим из передряги. Бедняги не знали, что он никогда не выходил сухим и вообще просыхал редко.

Ад пахнет по-старому, зовет по-тихому, но снова отпускает его. Внутренняя политика никогда не была сильной стороной триумвирата.

Проблема была в том, что звонки прослушивались - и каждое его насмешливое слово уже жадно впитывалось губами Алчности.

Первую встречу лучше не вспоминать. Джон просыпается где-то на второй.
- Ты знаешь, солнце, что всю субботу я планирую лежать мертвецки пьяным. Так же, как и в пятницу, и в четверг, и всю неделю до этого. Единственная причина, по которой я не отправил твою мордашку на выход прямо сейчас - ...

Поиск причины слегка омрачается помутненным рассудком. Константин хреначит абсент - в мире порядочно педиков для всего остального.

+4

4

Вся прелесть Джона Константина заключается в крошечной искорке. Она тлеет между рёбер — и до неё просто так не добраться. Джона Константина не пробивает даже если нацепить на наконечник фаллической боеголовки его фотографию в цвете и указать пальцем, куда падать остромордой тушей. Джон Константин защищён так, будто его трахнул сам Сатана, подарив частичку своей сиятельной благосклонности. Нельзя вот так вот взять и заставить Джона хотеть больше в каких-нибудь там планетарных или хотя бы земных масштабах. Нельзя вот так вот просто взять и сказать — Джон, ты слаб, будь как все, потому что на каком-то там очередном уровне (как ёбаный Шрек, ну ты подумай) Джон далеко не как человек и совсем не как все.

Алчности хочется засунуть ему в глотку обе руки и вслепую нащупать ту самую искорку.

Вспоминается довольная морда Уныния — «ам, и нету, было вкусно». Охота продолжается.

Алчность хмурится, поджимает губы и думает пару секунд. Потом светлеет лицом, не обращая внимания на стекающие по спине пивные взгляды.
— А я знаю, у кого взять пару сочных заказов. Но тебе, конечно, не интересно. Тут, — аккуратный пальчик цепляет стеклянный край посудинки с остро пахнущим абсентом, — интереснее, правда, Джон? — имя, сползая с её губ невидимой сколопендрой, превращается в оскорбление, не иначе

Невидимые жадные лапы разводят чужие рёбра и заглядывают внутрь — лакомая искорка теплится где-то в самом конце чужой темноты и не собирается выходить наружу. У некоторых — у смертных — её можно выуживать за просто так, кончиками пальцев, не утруждаясь. За некоторыми богами следует побегать. Почти как за Джоном. Как за Джоном. Хотя, конечно, с ним будет полегче. Или — посложнее. Вся суть сводится к тому, что результат может огорчить и не будет равен ожиданиям.

А ожидания у Алчности чуть выше Эвереста.

Похлопав Джона по тыльной стороне ладони и не снимая с себя личину демона, Скупость водворяет себя на ноги и уходит, оставив Джона со счётом наедине.

***

— Джон, — мурлычет, цепко ловя бездыханное тело за подбородок. — Джонни-бой, проснись и пой.

Вторая встреча прошла так себе, но Алчность знает — чует — что оставила в Константине маленький кусок себя. Ещё один, чуть больше, она пихает ему сейчас на корень языка, проталкивает пальцами в глотку и закрывает чужую пасть, нечеловеческой силой удерживая проснувшееся тело на месте и не давая сделать ничего — только сглотнуть.

Внутри Джона Константина селится ещё одна частица греха, едкая, незаметная и очень-очень жадная. Почти как малое дитя, нерождённое и бессмертное. Дитя жадно впитывает алкогольный яд и оставляет Константина один на один с одичалой трезвостью.

— Джонни, — выдыхает почти в губы, отпускает и упирается ладонями в плечи. — Ты мне не звонил. Не писал. Я скучала. Пойдём охотиться?

В его берлоге — пустые бутылки, затхлость, серость и беднота. Впрочем, чего ещё ожидать от охотника за демонскими задницами. Алчность меряет расстояние от стены до стены бесчисленными босыми шагами, заложив руки за спину и разглядывая стены.

— Тебе бы в душ, — неуловимо советует. — А потом проветриться. Возьми меня с собой? [icon]https://imgur.com/Mtrq0Aj.gif[/icon]

Отредактировано Avaritia (2019-12-05 03:13:31)

+4


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » межфандомное » you make me feel