роли и фандомы гостевая нужные персонажи хочу к вам

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » satan is happy with your progress


satan is happy with your progress

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/8585858(1).1573729360.png[/icon][nick]Albus Potter[/nick][status]live for applause[/status][fandom]wizarding world[/fandom][char]Альбус Поттер, 22[/char][sign]can't you see what you do to me?
you make me act like a maniac.
one minute i want to slit your throat -
the next i want sex.
[/sign][lz]i spoke to devil today and he swears he's not to blame.
[/lz]
http://s7.uploads.ru/t/v0hYy.jpg
музыка долбит прямо по мозгам или же их остаткам даже снаружи, ты затягиваешься так глубоко, что чувствуешь неприятный вкус горелого фильтра.
- вот дерьмо,
удовлетворенно вышвыриваешь остатки сигареты, сминаешь пустую пачку. ночь обещает быть весёлой, джеймс подкинул приглашение на вечеринку какого-то маггловского придурка, а ты никогда, никогда, не отказываешься от таких подарков. новая татуировка на запястье чешется, ты лениво косишься на неё и думаешь, по шкале от одного до десяти - насколько будет охуительным мероприятие, если добавить немного белого. скорей всего уровень взлетит даже выше десяточки - это то, что тебе надо, определённо.

секс, наркотики и рок-н-ролл - все твои планы на сегодняшнюю ночь.
"альбус поттер - сын великого (о, мать твою, просто величайшего волшебника современного мира) проёбывает свою жизнь в маггловских кварталах."
отличный заголовок для какой-нибудь местной газетки.
ты подрываешься, сияя ухмылкой, освещая эту вечеринку, с тобой она заиграет новыми красками.
ультрамарин

перед входом набираешь джеймсу короткое смс:
"will see u, bro, later if alive",
это вместо спасибо и тысячи других непроизносимых слов.

перед входом красуешься ебалом на ноль, оценивая обстановку.

the god of parties is here, bitches.

в носу ещё щипет, добавляет ощущений.
ты ищешь вискарь, чисто по запаху и общему направлению.
делаешь первый глоток, ты крепкий орешек, насквозь проспиртованный с белым налётом, но тебя размазывает где-то бокале на шестом.

let's start this party.

бокал летит прямо в стену ровно в тот момент, когда перед глазами всполох пожара
или тебе показалось?
- лили?..

Отредактировано Senri Shiki (2019-11-14 15:07:11)

+4

2

it's crazy when
the thing you love the most is the detriment


- лили?
лили усмехается, это все вместо приветствия, хочется ответить в лучших традициях тетушки гермионы «о, вечный этот удивленный тон. клянусь, я вижу, как ты трезвеешь от одного взгляда на меня, не надо так. такой удар по самооценке, понимаешь?»
когда лили начинает нервничать, начинает частить, если кто-то здесь трезвеет при одном взгляде на братца, то это, безусловно, она.
такой удар по моей самооценке.
достаточно. ты нанес достаточно. ты лично, альбус северус поттер.
мерзкий, пьяненький голосок, из тех, что не просто не стоит на ногах, из тех, что на ноги не встает, шепчет что-то ей в ухо, лили заливается смехом, от голоса отмахивается, приканчивает стакан, демонстративно.
watch me, brother.
fucking watch me.

маленький мерзкий голосок советует ей сыграть в игру.
маленький мерзкий голосок – это все, чего лили поттер регулярно хочет и все, чему лили поттер регулярно советует заткнуться.
игра мерзкая, игра нечестная, лили блядь с братьями никогда не играла в честные игры, тут такое дело, понимаете, девчонок не берем.
я все равно влезу, понимаете.
you wanna play? let’s play. i know exactly the game.
(и не говори потом, что не хотела.
хотела, сама знаешь, что хотела.)

let that sink in
you can think again


смену тона лили отмечает с мрачным удовлетворением, хмыкает, альбус смеется, повторяет «лили», альбус смеется прямо, у него получается почти лающее, сам не знает, что чем больше становится пьяным скотом, тем сильнее похож на джеймса.
джеймс пьяный без алкоголя, одним ощущением собственного превосходства.
пошел в папочку. пошел в дедушку. пошел в крестного отца. во всех, в честь кого был назван. (лили изучила историю семьи от и до, поверьте. вот вам огромный талмуд про деда, вот про крестного отца, а вот листочек про бабушку, она была ХОРОШЕЙ. она умерла, защищая папу.
что же, во всяком случае я знаю одно. ошибка, которую я не собираюсь повторять.
пусть говорят, что плохая, что хуевая. но пусть говорят.)

очередную смену тона регистрирует, лили, лили,
лили не дает ему соскочить, разворачивает к себе, улыбается, любит себе говорить, что прет вперед на чистой ярости, это все хуйня, конечно, прет вперед в данный конкретном на чистом «хочу», на вкус альбус в первую очередь отвратительно пьян, а потом уже все остальное. на вкус альбус самую малость напоминает ее саму, какой сюрприз. напоминает о джеймсе, о том, как она это представляла, пока фантазия не надоела и не отвалилась как рудиментарный хвост.
лили хочет, разрешает вцепиться себе в шею, просит «сильнее», и смеется, смеется, когда на глазах выступают слезы.
вот так. так хорошо.

when the hand you wanna hold is a weapon and

когда альбус кончает, зовет ее по имени, все равно блядь зовет ее по имени, что это говорит о нас, как о семье, папочкина гордость, мамочкина радость, повторяй, ну, повторяй, позови меня еще, рот непослушный, в уши долбится музыка, пополам с его хриплым, сорванным, «лили, лили, блядь, лили.» до сих пор, лили вытирает лицо рукавом, смотрит на него снизу вверх, и улыбается, широко, открыто, лили одному радуется.
глаза у альбуса прикрыты, он на нее не смотрит, поглаживает по волосам, незнающему человеку жест может показаться нежным.
не до сентиментальности нам, не до нежности.
лили поднимается, обнимает его бегло, поддерживает, на ногах брат стоит нетвердо, о чем лили думает, так это о том, что если альбус сейчас надумает блевать, то она даже подержит ему волосы. может быть.
(и кого ты до сих пор пытаешься обмануть?)

the next morning it goes like that.

sebastian: rough night?
lily, in a casual voice: nah, just given a blowjob to my own brother. the rest is fine.
sebastian, neck deep in work: ah.. okay.. YOU DID WHAT???????????????????????????????
lily: DO I NEED TO REPEAT MYSELF?
sebastian: ARE YOU GOING TO REPEAT THAT????
lily: .................. god. stop making it a big deal, it’s like you’ve never seen your own sister like that??
sebastian: okay, young lady, you don't talk like that to you boss.
lily: SRSLY?? YOU'RE THROWING THE BOSS STUNT??
sebastian, clearly pleased with himself: yup. and you're freaking out. why don't we just talk.

you're nothin' but skin

себастиан – это, конечно, история о брате, которого бы ей хотелось (но так, чтобы не хотелось???) и лили – это конечно история о сестре, которая была бы чуть менее хуевой, чем та, что досталась ему на самом деле.
лили, конечно, раскалывается, кажется, даже ревет, кажется даже бросается предметами, ревет каждый ебаный раз, когда решает поговорить о доверительных и дружеских отношениях внутри семьи поттер.
каждый ебаный раз.
во всяком случае, в этот раз ее слушают.

oh, 'cause i keep diggin' myself down deeper
i won't stop 'til i get where you are


в том, что альбус появится к завтраку она сомневается. (oh, turn me on, turn me on) некстати насвистывает себе под нос, лили вечно не кстати.
в том, что к ланчу – возможно. очень возможно.
к ужину – сто процентов.
у брата какой-то ебучий нюх, сталкиваются они на подходе к студии, лили с двумя стаканами кофе, у брата лицо, будто его возили по полу, может быть, его и возили по полу, черт знает.
лили хмыкает, впихивает ему в руки свой стакан, - привет.
напоминаю, когда лили нервничает, она начинает частить.
- прежде, чем ты начал на меня орать – НЕ НАДО. я клянусь, я ничего не скажу.. – лили приглядывается, издает истерический смешок, - придурок, ты сам рассказал джеймсу, блядь, я поверить не могу, ты рассказал джеймсу, представляю, как ты притащился к нему, господи, придурок, ал!
джеймс, конечно, ради разнообразия, впервые в жизни волнует ее меньше всего.
- окей. окей. меня он так не разукрасит, я младшая, вам положено обо мне заботиться, и это не включает показательные порки, впрочем, если тебя это интересует, мы можем это обсудить, да?
воздуха не хватает, то ли от нарисовавшихся перспектив, то ли от скорости речи. когда их блядь волновало, что им положено.
- в общем, я надеюсь, что ты зашел пожелать мне хорошего.. вечера? и отжать кофе, да? да. замечательно, держи.

что она пытается сделать дальше? сбежать, сбежать оттуда нахуй.
мертвецки пьяного она его боится существенно меньше.
(хочешь остаться? хочешь.
беги оттуда, беги нахуй. именно поэтому.)

I KEEP RUNNING, I KEEP RUNNING, I KEEP RUNNING

[nick]Lily Potter[/nick][status]this was melodrama[/status][icon]http://s5.uploads.ru/kmpnz.jpg[/icon][sign]all the gun fights
and the lime lights
and the holy sick divine nights
[/sign][fandom]wizarding world[/fandom][char]лили поттер, 21[/char][lz]<center>HOW WE <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=884">KISS AND KILL</a> EACH OTHER</center> [/lz]

+2

3

[nick]Albus Potter[/nick][status]live for applause[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/8585858(1).1573729360.png[/icon][sign]can't you see what you do to me?
you make me act like a maniac.
one minute i want to slit your throat -
the next i want sex.
[/sign][fandom]wizarding world[/fandom][char]Альбус Поттер, 22[/char][lz]i spoke to devil today and he swears he's not to blame.[/lz]
альбус поттер никогда ни о чем не жалеет, чтобы вы понимали.
чтобы осознали всю степень разъёба его жизни, никогда, сука, и ни о чём.

oh my little angel, what are u doing here?

ты постоянно думаешь, если вообще хоть когда-то начинаешь, почему лили сбежала (это слово стойко ассоциируется у тебя с её желанием жить подальше от своей идеальной семьи). прокручиваешь разные варианты, вместо того, чтобы задать  этот вопрос ей. какой в этом смысле? если бы ей было бы что сказать, о ты уверен, она бы сказала. а так малышка лили захотела почувствовать себя в з р о с л о й. кто ей может запретить? ты скалишься, признавая справедливость её желания.
малышка лили.
always and forever.
все от чего-то бегут. ты, например, от ответственности, которую перекладываешь на плечи джеймса. он ведь крепкий, он ведь старший брат. охуенно, когда ты второй. и ещё это несомненно здорово, что в вашей семье непринято задавать неудобные вопросы (вопросы из серии, почему ты такой долбаёб - к таким почему-то не относятся, иначе бы джеймс не повторял бы его из раза в раз).

center of attention
even when they're up against the wall

ты смотришь на неё, пытаясь протрезветь. ты никогда не был хорошим братом, но не до такой же степени (до такой).
щуришься, пытаясь поймать её в фокус, лампы бьют по глазам, мешая, откровенно насмехаясь над твоими жалкими попытками.
в твоей руке оказывается новый бокал -
новыйновыйновый.
они почему-то не заканчиваются.
лили горит в свете этих ебучих лам, перед глазами у тебя плывёт. лили плывёт, сливается в ядёрное пятно, не оставляет больше никого вокруг.
кокс и вискарь - не лучшее сочетание, когда-нибудь ты запомнишь.
кокс и вискарь - это the best your choice for this situation.
ты перекрикиваешь музыку (тебе только кажется), вы орётё с ней под биты. в этом треке нет текста, текста нет и в твоей голове, кого это вообще сейчас ебёт?
лили пьяна, восхитительно пьяна, от этого выглядит такой охренительно живой, настоящей, такой не похожей ни на мать, ни на кого-то ещё.
малышка лили выросла,
- лили, детка, тебе не по размеру, не по возрасту,
ты смеёшься над ней, над собой, над ситуацией в целом.
джинни бы умерла от ужаса, если бы увидела её такой.
- иди ты к чёрту, альбус поттер.

джеймс говорит, что твой мозг не работает от слова "вообще",
- как ты ещё не сдох,
джеймс закатывает глаза, хлопает тебя по плечу и соглашается с твоей правотой.
джеймс даёт тебе свободу, которой не дали ему. прикрывает глаза, прикрывает спину, прикрывает перед идеальной семьёй, потому что "ну, хоть кто-то же должен жить".
музыка впивается в тело, выгибает его дугой, ты понимаешь несколько позже, что это, мать вашу, совсем не музыка.
за спиной у тебя стена, последняя опора, ты пульсируешь, кажется, что ты делаешь это всем телом,
- лили, сука, как хорошо.
имя растекается во рту, плавится, ты выплёвываешь его с удовольствием в пространство.
имя горит красным в твоей голове, стоп-сигнал, ты сносишь его на повороте, бесполезный знак, ничто не имеет значения
ничто, кроме её губ на твоём члене. 

gimme gimme more
gimme more

всё, чего хочет альбус, чтобы это продолжалось чуточку дольше.
первый раз ты думаешь о том, что хотелось бы, чтобы это вообще никогда не заканчивалось (кого ты обманываешь, придурок, ты не думаешь, никогда не думаешь о последствиях, если мы говорим об удовольствии, если мы говорим о жизни в твоём субъективном понимании).
оргазм накрывает тебя, обрушивается лавиной, бьёт по ногам битой (отдохни, парень).
- охуеть,
думаешь ты или говоришь вслух, какая разница вообще, когда тут это.
это.
слова не обретают форму, ощущения не находят выход.
ты обнимаешь лили, лили, лили, лили - имя такое знакомое на выдохе, будто должно значит много.
малышка лили.
осознание придёт на утро, что лили уже, сука, далеко не малышка.
а пока ты тянешь руку за очередным виски, это дело надо запить, протолкнуть внутрь.
ты подумаешь об этом завтра.
может быть.

IT WAS A CRUSH.
(it was a tragedy, wasn't it?)

ты вползаешь к джеймсу побитой собакой, в голове могла бы быть приятная пустота, но там полный пиздец.
джеймс не задаёт вопросов, отпаивает тебя чаем, мерлин, такая забота.
ты стонешь и отключаешься, проваливаешься в беспокойный сон, урывками хватаешь его, сердце всё ещё ломится в грудную клетку, а чужой смех в ушах звенит настолько, блядь, громко, что тебя тошнит от него.
- ебаный стыд,
это первое, что ты выдаёшь, когда тебя отпускает.
а потом выдаёшь всё остально, джеймс смотрит на тебя, не мигая, секунд тридцать, а потом тебе прилетает справа.
(как славно, что в голове у тебя нет мозгов, отшиб бы последние)

- you did what?
- not me, hey, she did.

джеймс прикрывает глаза и думает о том, что послала же ему жизнь семью.
семью.
семью, блядь.
ты молчишь, ждёшь, что это вряд ли был последние удар, вы с джеймсом оба никогда не отличались выдержкой, все проблемы решаете чаще делом, чем слово.
джеймс больше не задаёт ни одного вопроса, методично разбивая тебя ебало, защищаться в этот раз ты даже не думаешь.
- и чтобы я тебя в ближайшее время не видел.
ты вытираешь кровь рукавом и киваешь, спорить нет желания. не в этот раз, конечно.

just wanna go that extra mile for you
public display of affection

ты прекрасно знаешь, где её искать, ситуация в целом сомнительная, но у тебя к ней есть, как минимум один вопрос.
(к самому себе у тебя их пару сотен, но это ты оставляешь на потом).
был бы ты хорошим братом, ты морщишься (от самого себя и от грёбаного солнца), ты бы не допустил бы этого, если бы ты не был так объёбан, ты бы наверняка тоже бы этого не допустил бы (are u sure?).
но ты по всем пунктам провалился, какая трагедия местного разлива, лучше бы было впасть в алкогольную кому, продолжение банкета, вопросов бы не осталось вовсем.
- лили, заткнись,
ты цепляешь её за руку, дёргаешь ближе, второй - всё-таки забираешь кофе и делаешь глоток.
- у меня есть всего пара вопросов, перед тем, как я начну орать,
толкаешь её перед собой, думая, что студия, наверное, не лучший вариант для выяснения отношений, но другого у вас нет.
- what the hell was it? какого, собственно, х... хера это вообще было?
альбус никогда не строил из себя сознательного брата, никогда не ставил никаких преград, никаких рамок, его любовь к лили была безусловна. отпечатана где-то глубоко. он никогда не пытался защитить её от сурового взрослого мира, но и показывать его тоже не спешил.
как же ты, блядь, не заметил, что она выросла?
(потому что ты не смотрел)
зато сейчас вгрызаешься взглядом в знакомое лицо и
кого ты видишь перед собой?
- мы можем сделать вид, что оба были охуительно пьяны, но судя по выражению твоего лица, твой мозг работал нормально. о чём ты, блядь, думала?
(ты ведь не думал вообще)

ёбаный туман в голове не позволяет сосредоточиться до сих пор.
осознание ещё не пришло, не пришло, оно опаздывает.
эмоциональный уровень на минималках, лучше бы вообще его выключить, чтобы не было потом мучительно, сука, больно.

альбус поттер никогда и ни о чём не жалеет.
об этом, кстати, тоже.
(на самом деле, жаль, что вас в детстве не пороли)

Отредактировано Senri Shiki (2019-11-15 16:27:48)

+1

4

they say i may be making a mistake

лили не нравится.
не нравится нудная саднящая боль в левом виске, иррадирует в глаз, не нравится общее напряжение, лили не нравится, когда ее хватают, когда ее трясут как куклу, - какого хера, альбус.
лили выдирает руку, смотрит на него раздраженно.
а малышка, знаете, в семье все равно я.
и всегда буду блядь.
всегда будут хватать, всегда будут толкать. отталкивать, кажется, будут бесконечно.
всегда будут повышать голос, всегда будут читать нотации.
всегда. никакого конца, никакого края.
от чего ты сбежала, лили?
о, ты в самом деле не понимаешь? нихуя ты не понимаешь. может быть, просто на секунду. давай задумаемся.
давай присмотримся к ситуации, рассмотрим ее под лупой.
старая обида вскипает в горле, подступает, формируется в горячие слова.
вместо того, чтобы дать извержению вулкана случиться, лили его проглатывает, это начинает входить в привычку.
лили прижимает руку к себе, склоняет голову.
- ты в самом деле считаешь, что можешь заявиться ко мне на работу и устроить мне скандал?
you thought wrong.
лили качает головой неверяще, выдыхает медленно, через нос.
- будет вот так. ты подождешь меня дома, выпьешь мой кофе. опустошишь мой холодильник. по-царски развалишься на моем диване. и потом будешь орать сколько влезет.
лили дергает плечом, потирает висок, едва не роняет стакан для себа, фыркает, господи, в самом деле. детская обида сворачивается где-то внутри, растревоженно урчит.
я каждый ебаный раз думаю, что ты больше не сможешь сделать мне больно.
и каждый раз ты меня удивляешь.

лили впихивает ему в руку ключи и захлопывает дверь перед носом.
(что ты делаешь, девочка?
бегу, бегу, бегу, бегу.
секунд двадцать лили всерьез прикидывает варианты.
спрятаться куда-то, откуда тебя уже никто не достанет.)

в итоге лили, конечно, остается, заглядывает к себу, выставляет перед ним кофе, набор предметов по списку, сообщает о последних звонках. голос мерзко звенит, было бы здорово, если бы он не поднял взгляд, внимательный, усталый, из-под очков, если бы можно было спрятать глаза.
если бы.

i woulda followed all the way, no matter how far

it goes like that.

sebastian: your brother, i suppose?
lily: you heard him?
sebastian, smirking: it was hard not to. you, potters, tend to get really loud.
lily, making a face: oh, says who.
sebastian, completely serious this time: you need my help?
lily shrugs: i think i’ve got it. unless you want to murder me right here. would be nice.
sebastian: sorry, not an option. don’t have time to look for your replacement at the moment. some other time maybe.
sebastian: but if something, you know where to find me, okay?
lily, avoiding to look at him: okay.. thanks.

иногда лили думает, что ей бы очень хотелось в него влюбиться. например.
но лучше, конечно, никогда и ни в кого не влюбляться. любовь, неважно к кому (читать: к братьям) убийственная штука, которая похожа на медленный суицид. ты будешь каждый день дарить, дарить, дарить, пока не обнаружишь себя голой посреди пустыни. пока не останешься равнодушно наблюдать, как кожа сползает с тебя слоями.
это было бы здорово, было бы логично и правильно, эти рассуждения бы даже к чему-то привели, если бы лили не поймала себя на том, что спешит.
если бы на пороге квартире не задержалась на секунду.
- ты здесь?
выдыхает почти удивленно. и только теперь осознает, что до известного предела боялась, что не обнаружит его на месте.
лили недовольно мотает головой,
- привет.

i know when you go down all your darkest roads

лили, на самом деле, имеет ему сказать одну единственную вещь.
stop acting like you care.
in case you’ve decided to start caring after… how many years?? – please, don’t.

останавливается в паре сантиметров от него, разрешает себе, они почти соприкасаются, лили хмыкает про себя, так и думала, что не додумается даже открыть холодильник, чтобы приложить что-то к разбитой морде, лили склоняет голову из стороны в сторону, - ты все еще настроен орать или разрешишь мне сначала починить твое лицо? я не могу вести серьезный разговор, когда ты в таком виде, это слишком блядски смешно, я верила в то, что джеймс не бьет собачек, но вот мы здесь.
пинать альбуса – все равно что пинать преданную псину.
я не могу вести серьезный разговор.
если быть предельно откровенной, то я не хочу вести серьезный разговор.

лили делает жест следовать за ней, щелкает выключателем на кухне, места мало, чертовски мало, но ей хватает, дома была огромная комната и дышать совершенно нечем. здесь ей хотя бы хватает воздуха, альбус здесь смотрится инопланетянином, лили усмехается, прикрывает глаза на секунду, когда отворачивается от него, облизывается, ментальный образ ала у нее за спиной, руками ведет по животу, прижимается, прикусывает кожу на шее, ближе к плечу, выкинуть из головы получается только через секунд двадцать.
(the only explanation i have at the moment – i’m horny out of my mind each time i see you. how’s it?)

i woulda followed all the way to the graveyard

лили поттер, умница и несомненно красавица. та, что первая, знаете?
от второй одни беды.
лили оборачивается, бросает ему пакет с заморозкой, - приложи пока, смотреть жутко.
и продолжает ровным тоном, - начнешь орать – я тебя выставлю, мне совершенно все равно, что ты на голову выше, - наблюдает за его лицом, james did a good fucking job, проводит руками по столешнице, решительно не знает, куда их деть, сжимает в кулаки, наконец, - с чего это желание сделать из произошедшего трагедию? ты не выглядел реально расстроенным и, прости, совершенно точно не выглядел недовольным, поверь, я была там тоже.
взгляд у лили прямой, она препарирует брата на собственным кухонном столе.
(мне эгоистично хотелось, чтобы вскрой они тебя – хоть где-то было мое имя.
джеймсджеймсджеймсджеймсджеймс.
тебе когда-нибудь было дело? до этого? хоть когда-нибудь?
если ты захочешь, ты получишь от меня больше. возможно, ты получишь все.)

oh, 'cause i keep diggin' myself down deeper
i won't stop 'til i get where you are


- если ты хочешь покопаться в моих мотивах, отвечу – мне хотелось, - лили пожимает плечами. look, no big deal at all, - если тебе нужны более детальные пояснения, то это я намереваюсь обсуждать только со своим терапевтом.
у меня его нет, но ради такого случая, пожалуй, начну искать.
лили усмехается, проводит языком по губам, смотрит на брата, тебе не будет стыдно, тебе не будет стыдно, мне тоже, какого, в самом деле, черта.
- еще вопросы, на которые я могу для тебя ответить? ты-то, конечно, был мертвецки пьян. но я свое имя слышала безошибочно, можем назвать это обоюдным согласием, так? так где наша проблема на самом деле, ал? очистка твоей совести? – лили приглашающе разводит руки, - я к твоим услугам. хочешь, позвоню джеймсу и скажу, что это все я, а ты был хорошим мальчиком? и я замарала твою добродетель? хочешь, ну? одно твое слово, альбус.

или альбус приходит за добавкой?
one word from you, brother, just one word.

i keep running when both my feet hurt

[nick]Lily Potter[/nick][status]this was melodrama[/status][icon]http://s5.uploads.ru/kmpnz.jpg[/icon][sign]all the gun fights
and the lime lights
and the holy sick divine nights
[/sign][fandom]wizarding world[/fandom][char]лили поттер, 21[/char][lz]<center>HOW WE <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=884">KISS AND KILL</a> EACH OTHER</center> [/lz]

Отредактировано Sookie Stackhouse (2019-11-15 23:51:39)

+1

5

all that hate is gonna burn you up
it keeps me warm at night

альбус лучше всего понимает язык "кулака в лицо",
а больше на самом деле он нихуя не понимает.

альбус сидит в чужой квартире и не понимает, как он здесь оказался. не понимает, как он оказался на этом ёбаном дне.
у него всегда было полно проблем: с семьей, законом, с магией, да черт возьми, с чем угодно, но чтобы он опустился настолько в глубоко жопе - это с ним впервые.
ал сидит в кресле, закинув одну ногу на подлокотник, нервно дёргает ей, пытается собраться, успокоиться и хотя бы выдохнуть. сердце всё ещё долбится в грудную клетку, разгоняя раздражение по венам. мысль заявиться к лили на работу была дерьмовой изначально, мысль вообще заявиться к малышке лили была обречена на провал. но ты продолжаешь сидеть у неё дома, подрываешься пару раз, чтобы свалить до её прихода и оставить всё, как есть - вместо этого, куришь в окно. сигарету за сигаретой. вдыхаешь никотин, втягиваешь до фильтра, высасываешь последнее. отходняк от кокаина - это полный отстой, сжимаешь руку - разжимаешь, расслабиться - то, что тебе нужно до того момента, пока она переступит порог.
если быть предельно честным, ты сам не очень понимаешь, с хера ли ты начал орать.
вполне вероятно, что просто потому что получил по ебалу (в какой-то момент пришло осознание, что ты сделал действительно что-то не то, но это не точно).
чем больше ты куришь, тем меньше радует перспектива диалога с младшей поттер.
девочка выросла, ты от этого откровенно охуел.
джеймс походу не меньше.
но если кто-то из вас двоих сказал бы, что хоть на минуточку понял, когда и как это произошло, то это был бы пиздёж.
лили всегда была славной девочкой, любимой девочкой, местным солнышком без аккумулятора.
а вы оба слишкмо были заняты собой и своими жизнями, чтобы что-то замечать.
- вот дерьмо, дерьмо, дерьмо,
альбус с тоской провожает взглядом очередной бычок, в пачке остаётся всего две сиграеты.
ты решаешь повременить, они могут тебе понадобиться позже.

- what're u doing?
- smoke. and morally decompose. so?
- u're fucking asshole.
- know it. and?
- u must apologize.
- but...
- you. must.
- well...

альбус откладывает телефон, смотрит на него с ненавистью, вспоминает детство. ваша с лили любовь к джеймсу была неправильной. exaggerated. вы боролись за его внимание каждый раз, когда он хотя бы обращался к вам. спускался с олимпа на грешную землю и проводил с вами вечера. these evenings were amazing, у тебя внутри что-то сжимается, сворачивается колючим клубком, острые шипы царапают внутренности. кто придумал бабочек, которые щекочут? у тебя внутреннее кровотечение, и это однозначно самая ебаная вещь ever.
гипнотизируешь дверь, думаешь, что она делает это специально.
она не хочет приходить.
да и зачем ей.
зачем ей слушать твой бред (который ты к тому же ещё не придумал).
первый запал прошёл.
ты не мог сказать, что тебе не понравилось.
не мог сказать, что ты вообще ни черта не соображал.
ни одно из этих оправданий не работает, потому что ты соображал, ты понимал, ты, блядь, этого хотел.
(может быть, ты просто хотел, но чтобы это сделала не она?
может быть)

you could tell me secrets that i'll probably repeat, i'm not trying to hurt you, i just love to speak

альбус продолжает на неё смотреть.
удивительное дело, но только сейчас замечает, как она на самом деле хороша. изумительная девочка.
альбус думает, что она качнёт головой и здесь всё взлетит к чертям собачьим, просто потому что она может.
в ответ на приветствие, ты пожимаешь плечами и закатываешь глаза.
малышка лили.
солнышко.
крошка.
детка.
да блядь, когда ты успела стать такой сексуальной?
совсем крошка.
пошла сучка.
джеймс размазал бы его по стене, умей этот придурок читать мысли, хотя безусловно ему бы хватило одного взгляда на тебя.
альбус отрицательно мотает головой, орать он уже не хочет, разговаривать на деле - тоже.
альбус хочет съебаться в туман, не видеться с ней ещё пару лет, чтобы это стёрлось из памяти огонь между пальцами глубже сильнее. чтобы встретились за родительским столом, как ни в чём не бывало, поужинали, повосхищались успехами джеймса, послушали бы упреки в твою сторону и заобнимали бы малышку лили.
никаких грязных историй, кроме твоих.
ничего, что могло бы расстроить родителей, кроме тебя.
- кажется, ты плохо знаешь нашего братца,
альбус ухмыляется, джеймс бьёт, а ещё морально унижает, а еще he is so bossy ass, что лучше никому и не знать об этом. пусть в её голове он останется недоделанным рыцарем, уж всё лучше, чем ты.

it feels like we're pulling teeth
so bittersweet
i guess that's how it's gotta be

плетёшься за ней на кухню, разбиты губы горят, ты не уверен, что количество зубов осталось прежним, глаз видит несколько размыто, но это лучше ЛУЧШЕ, чем если бы он видел чётко. у тебя стойкое ощущение, что ты всю жизнь под кокаином. проматываешь плёнку вперёд на самой быстрой скорости, потом кокс заканчивается, ты пытаешься вспомнить, что ты уже успел СДЕЛАТЬ, получается херово, ты смутно помнишь, поэтому решаешь снова ускориться - и так по кругу.
и честно сказать, тебя всегда всё устраивало, пока в эту мясорубку не попала она.
вы всегда старались держать её как можно дальше от всей этой грязи.
(джеймс переживёт, джеймс, сука, живучий. и не такое переживал. и бесится только потому что это на самом деле пиздец, конечно, но конце концов, кто бы говорил, скелетов в его шкафу не меньше)
- у меня больше нет желания орать, ты морщишься, прикладывая пакет к скуле, перемещаешь его по лицу. становится несколько легче. ты прямо ловишь с этого кайф. - я не мог выглядеть иначе под коксом и алкоголем, поверь. и я не... - ты запинаешься, - мм, не говорю, что мне не понравилось, well, it was really professional. надо сказать, этому я действительно удивлен. это раз. - подходишь к окну, доставая предпоследнюю сигарету. - было бы интересно послушать, где ты этому научилась? ты для этого сбежала из дома, чтобы окунуться в то же дерьмо, что и мы? наш пример ничему тебя не научил, да?
смотришь на неё с любопытством. как в детстве, когда открываешь подарок, вроде знаешь, что там ДОЛЖНО БЫТЬ, а там - СЮРПРИЗ совсем не то, что ты думал.
любовь к лили была заложена в твои гены.
безусловная.
бескомпромиссная.
но как эта любовь могла обрести такую форму?
альбус шипит, когда перемещает лёд а губу, хочется ещё пройтись по лбу, остудить собственную голову, мысли и фантазии.
если бы это так работало.
если бы это, блядь, хоть как-то работало.

she don't leave makeup after her kiss
all the boys at night think that she's theirs

- на самом деле, я пришёл извиниться, - на самом деле, хуй знает, зачем ты пришёл, конечно. - но, видимо, раз тебе хотелось, то мои извинения тебе на хер не нужны? - альбус смотрит на неё хищно, немного раздражённо, отходняк лениво разгоняет кровь, путает карты, выдыхает дым в открытое окно. - мою совесть уже ничто не очистит, но спасибо, что побеспокоилась. - садится на подоконник и закуривает последнюю сигарету из пачки, с жадностью глотает вместо воды.
- наша проблема в том, что это, блядь, несколько аморально, не находишь? если уж говорить откровенно в отсутствие твоего терапевта. ты моя младшая с е с т р а, вот это новость, да? - капли падают на джинсы оставляют мокрые пятна, стекают по лицу. ты отвлекаешь на ощущения, охренеть какие приятные, губа почти перестаёт гореть, ты даже чувствуешь некое подобие облегчения.
облизываешься и добавляешь,
- в таком состоянии, в котором я был - даже если бы мне отсосал парень, поверь, я был бы доволен не меньше.
(ты врёшь, нагло врёшь, смотря ей в глаза, но по-другому она не понимает)
oh my little angel, when did you grow up?
what for?
look this world is too abominable for you, honey.

i'm just setting, i'm just setting a trap

альбус не отрывает взгляд от её лица.
оно живое и подвижное.
она такая настоящая среди всех, кого он видел.
не хочешь рассматривать её, останавливаешься где-то в районе шеи, вспоминаешь пальцы в её волосах
и думаешь,
да блядь.

малышка лили выросла, что ж, если ты готова к большому и мерзкому миру, то докажи.
покажи, что тебе, и правда, всё равно.
или нет

isn't she a dream come true?

Отредактировано Albus Potter (2019-11-26 20:46:40)

+1

6

you look at me

лили не чувствует себя увереннее на собственной территории, чудесная новость. еще одна из разряда хороших новостей, мир ими полнится.
мир прекрасен и удивителен, лили кривит губы, еле заметно.
у братьев всегда было уникальное умение – делать любое помещение, абсолютно, тесным и душным, заполнять собой все пространство. хотелось спрятаться под стул, хотелось швырнуть в кого-нибудь из них кусочком моркови с тарелки.
эй, я здесь, обрати на меня внимание!
(кстати, безрезультатно. были здесь, делали это.)
альбус в этот раз, к счастью, один, хотя почему-то весь этот разговор носит имя «джеймс», написанное капсом, лили усмехается.
авторство синяков, а заодно фальшивых извинений, не вызывают сомнений.
а твоего, твоего что, альбус?
[твоего здесь что?
(помимо меня, разумеется.
мыль горчит, лили ее комкает, бросает в сторону, забудь.)
склоняет голову, - о джеймсе я знаю ровно столько, сколько он желает, чтобы о нем знали. ты меня здесь обошел.
празднуй, ну же?
что же ты молчишь?
о джеймсе, кажется, впервые разговаривать не хочется.
пошло все это к черту, в самом деле.

лили ловит брата в фокус, приподнимает брови заинтересованно, - о, это сэкономит нам время, мне совсем не хочется, чтобы на меня орали. поговорим как ответственные взрослые?
и закусывает щеку изнутри, чтобы не расхохотаться.
как ответственные взрослые.
ответственных взрослых в этой семье не было. говорят, как корабль назовешь, так он и поплывет. наш назывался «семья гарри поттера», поэтому мы сразу вниз. быстрее, чем титаник.
папа не был взрослым, мама устала быть взрослой за всех нас и за своих братьев.
нам вырастать была некуда. не в кого.
лили ведет плечами, - о, подожди-подожди. ты пришел узнать, где я научилась? альбус, ты опоздал на пару лет, - лили взгляд с него не сводит, не отворачивается, глаза не прячет, ей не от чего, ползет медленно, сканирует.
- всегда «мы», ваш пример меня ничему не научил. ваше участие. в отличие от вас, братец, я четко знаю, чего хочу. и иду ровно за этим. в отличие от вас, я честно признаю, чего я хотела. я с тобой кристально честна. но тебе ведь плевать на мою честность, ты не за ней пришел? зачем?

with eyes so dark,

извиниться.
лили хмыкает.
джеймс, джеймс, джеймс, звонит колокольчик. настырный такой.
- ты прав. мне они совершенно не нужны.
альбус поттер, вообразите, у нас подался в моралисты, рассказывает лили, что правильно и что нет.
лили чуть откидывается назад, убирает волосы с шеи, по губам ползет улыбка, неуместная, лили всегда была неуместная, всегда слишком маленькая или слишком девочка для общих игр, всегда третье колесо, всегда много вещей и ни одной нужной.
лили усмехается, прерывает его мягким шепотом, - все это имело бы значение, если бы ты сейчас на меня не пялился. все твои разговоры о морали, - качает головой, челка падает на глаза, смеется хрипло, лили чертовски смешно, когда разворачивается к альбусу снова, кусает нижнюю губу, задумчиво, старается не рассмеяться, - я знаю, что такое аморально. значит, твоя граница «аморального» проходит здесь? можно делать что угодно, но не меня?
лили смотрит еще несколько секунд, после взрывается, наконец, приступом смеха.

- это должно показаться мне отвратительным? или должно меня оттолкнуть?
лили поднимается, заглядывает ему в лицо, кухня у нас маленькая, жизнь у нас маленькое, пространство маленькое, представление о границах, маленькое, маленькое, маленькое.
альбус, конечно, заполняет собой все пространство.
альбус, конечно, как всегда, не оставляет места.
альбус, сидит, помятый, на отходах, с разбитой мордой, красивый, красивый, красивый, от него почти тошнит. (недостаточно)
дышать тяжело, путано.
горячо.
- знаешь, что еще выгодно меня отличает? в данный конкретный момент. мне хватает смелости, хватает может быть безрассудства, глупости, называй как хочешь. но меня хватает. меня хватает на то, чтобы сказать.
now watch me. finally pay attention.
watch me, brother. fucking watch me.
- это мог быть любой другой парень. но мне, подчеркиваю, хотелось, чтобы это был ты. я могу сказать это тебе в лицо, а ты, альбус, ты врешь.

don't know how you even see

вы всегда врете, каждый гребаный раз, вы всегда об одном о том же, вы всегда каждый о своем.
лили присматривается, облизывается, нервничает, всегда сплошная эмоция, нефильтрованная, всегда одно и то же.
бросается не думая.
ouch, it hurts.
- мне не нужны твои извинения, ложь твоя мне тоже не нужна, я скажу тебе больше, если ты боишься сказать это себе сам, тебе они не нужны тоже. взгляни на себя. скажешь, пришел за этим? бред.
(и если захотел, получил бы от меня что угодно.
если бы только захотел.
допустим, захотел. если бы один чертов раз позволил себе протянуть руку к тому, что хочется.
а не схватить первое попавшееся, чтобы было.
look, ma, i’m so fucking rebellious.
you are.)

- как твое лицо? – спрашивает невозмутимо, разворачивает к себе осторожно, щурится, james did a good job, little fucker, - твой пакет растаял, давай заменим.
лили протягивает к нему руку, ладонью вверх, альбус, побрали бы его черти, жар просто излучает.
если надеется, что она отдернет руку – well, he thought wrong.

YOU PUSH RIGHT THROUGH ME

[nick]Lily Potter[/nick][status]this was melodrama[/status][icon]http://s5.uploads.ru/kmpnz.jpg[/icon][sign]all the gun fights
and the lime lights
and the holy sick divine nights
[/sign][fandom]wizarding world[/fandom][char]лили поттер, 21[/char][lz]<center>HOW WE <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=884">KISS AND KILL</a> EACH OTHER</center> [/lz]

+1

7

do you tear yourself apart to entertain like me?

альбус облокачивается спиной на окно, хочется раздеться, чтобы не было так жарко. думает параллельно о том, выдержит ли оно его, выстоит ли. выдержит ли он сам эту ситуацию на отходняках не думает вовсе. внутри у него маятник, ходит из стороны в сторону, колеблется, корректирует настроение так, как ему удобно.
поттер думает, что отличной бы идеей было остаться дома, переждать бурю, переждать перепады температур, отойти. может, после и не захотелось бы разговаривать с ней вовсе. может, он бы забыл всё это как страшный сон. решил, что придумал бы, что фантазия разыгралась, что девчонка была просто чертовски похожа на твою сестру, заодно не получил бы по морде.
может быть.
(мозг услужливо подсовывает картинки прошлой ночи,
на, мол, смотри, тупой ты придурок,
а ещё
чувствуй, чувствуй, запоминай.)
альбус вздыхает тяжело, будто на его плечах весь груз мира, смотрит на лили, пытается сфокусироваться.
(интересно, так себя чувствует джеймса каждый день?
вот дерьмо.)
сочувствовать больше ты ему не стал, морщишься слегка будто от головной боли.
(well, i apologized and what's next???)
самое смешное, что извиняться ты, действительно, не хотел.
давайте представим хоть на минуту, что это был кто-то другой. ты бы даже не вспомнил на следующий день. если бы было, конечно, так же круто, то безусловно вспомнил, предложил бы повторить. так в чём ваша проблем? вопрос в голове звучит её голосом. ты не успеваешь удивиться, потому что перебираешь варианты. чистокровные раньше сохраняли кровь, трахали сестер, женились на них, чтобы ни капли не утекло. было же? было. альбус помнил это стопроцентно, он читал. так почему всё изменилось? почему сейчас это должно быть аморальным, когда... ну, хочется? почему сейчас это будет осуждаться, порицаться и все эти ужасные слова, которые так любит бабушка молли.
они перестали бороться за чистую кровь из-за соображений морали?
что за чушь.
кусает губу задумчиво, кровь капает на джинсы, ты даже не замечаешь.
но тут же шипишь от боли, когда до тебя доходит.
- вот чёрт,
поттер думает, что если бы не отходняки и всё произошедшее, он бы чувствовал себя здесь
хорошо?
с лили оказалось гораздо проще, чем он помнил, чем представлял.
(что ты вообще блядь помнишь, придурок?)
начинает казаться, что джеймс ошибся, в кой-то веки он ошибся в том, что надо делать дальше. ощущения, на самом деле, интересные.
альбус привык доверять брату настолько, что иногда даже не думает над тем, как бы поступил он сам. всё, что делает джеймс - правильно, потому что это д ж е й м с.
квартира у лили маленькая, но тебе в ней даже не тесно, тебе в ней почти уютно, если бы не обстоятельства. ты думаешь о том, что люди усложняют себе жизнь.
- а мы, что, ещё соревнуемся?
альбус усмехается криво, губа саднит, лёд почти растаял и стекает водой по твоим запястьям, приятно остужает пыл,
- кстати, чёрт, а у тебя можно принять душ? чувствую себя просто пиздец хреново, не самый удачный момент, конечно, но может я соображать стану лучше.
улыбаешься ей искренне, ждёшь, когда закатит глаза.
смотришь на неё и начинаешь вспоминать детали.
лили выросла, выросла, а ты смотрел сквозь неё и не заметил, хотя должен был.
выросла она уже давно: сначала перестала сидеть с вами по вечерам (вам было не до неё, у вас были свои интересы, мальчишечьи), потом перестала с вами обедать, ей вечно было некогда, обедала с кем-то вне дома, а потом и вовсе сообщила, что переезжает.
ты вспоминаешь это всё легко, потому что это прошло мимо, потому что вам было не до неё.
ощущение, что она выросла старше тебя самого.
твою ж мать.

альбус потягивается лениво, почему-то успокаивается, заталкивает раздражение ногами куда поглубже. рыжее солнце, единственный экземпляр, как можно было не замечать, как она жжётся?
- мерлин, я не хочу разговаривать, как ответственные взрослые. ладно, чёрт, твоя взяла,
поднимаешь руки перед собой, жест капитуляции?
ты не хочешь отвечать на её вопросы, она имеет право злиться, она имеет право тебя вообще на порог не пускать, никогда больше не разговаривать, так почему она делает всё это?
- я знаешь, чего не понимаю. почему ты вообще со мной разговариваешь? ну, то есть. брат у тебя полный мудак, well, i admit this. но твои цели и мотивы? - издаешь смешок, - слабо верю в то, что целью всей твоей жизни было отсосать собственному брату, - выпрямляешься, пытаясь хотя бы почувствовать самого себя в собственном теле. получается пока херово. - и почему тебя до сих пор так цепляет "мы" и "наш" не самый лучший пример. - смотрит на неё с любопытством, видит будто первый раз в жизни, по-настоящему видит. - не могу ответить зачем я пришёл, - честно пожимает плечами. - просто почему-то решил, что надо поговорить с тобой. откровенно. и прояснить некоторые детали.
взрослые были так заняты собой, что совсем упустили собственных детей.
зачем надо было столько рожать??
не наигрались в жизнь, решили перейти на уровень выше, а правила прочитать забыли.
не тебе винить родителей.
старшенький у них получился отлично, если бы не.
младшая тоже сущий огонь, если бы не.
средний вообще был лишним, если бы не.
родителей не выбирают, семью не вы строили.
не вам её и разрушать.
может, лучше укрепить семейные отношения?
альбус смотрит на лили с лёгким прищуром, про способы им не рассказывали, но один они кажется нашли сами.

lighting matches just to swallow up the flame like me?

вздрагиваешь, моргаешь пару раз быстро, смахиваешь с глаз пелену.
её смеху хочется вторить, но ты не видишь ничего смешного.
- лили, ты вообще не помогаешь, ты в курсе? - альбус фыркает несколько обиженно, наблюдает за ней неотрывно, тянется к ней будто всем своим то ли телом, то ли нутром. останавливает себя на пол пути. - то есть в твоем понимании, я совсем пропащий? и мне даже не надо пытаться понять, где мои границы "аморального"? - иронично парирует, они играют в игру, противника он не знает. от этого кровь закипает, бурлит под кожей. ты почти видишь как от вас двоих идёт пар, а окно сзади тебя точно уже запотело.
альбус смотрит ей в лицо, так близко, что становится жарко.
вы когда-нибудь смотрели прямо на солнце?
если смотреть долго, можно ослепнуть, но альбус всё равно продолжает.
сглатывает нервно, лили слишком близко, голос джеймс жужжит где-то в ухе, что она сестра, она твоя сестра, гребаный ты придурок, отмахивается от него, не сейчас, подожди, тут что-то интересное, тут что-то неизвестное, неизведанное.
лили - как самая далёкая планета.
- я.. - альбус осекается, смотрит завороженный и потерянный. с лили ничего не работает. все схемы, всё, к чему ты привык - ни черта не работает.
альбус мечется, судорожно думает, думает, ищет пути к от(на)ступлению. ничего не находит, кроме неё перед собой.
втягивает воздух громко, вместе с ним попадает её запах, едва заметный, горьковатый мандариновый налёт.
- я просто пиздабол, что с меня взять, - приподнимает брови и выдавливает улыбку, наклоняясь ближе. - я никогда не играю по правилам.
тянет, тянет, альбус поттер - мотылёк, который летит к огню, чтобы сгореть нахуй, потому что эта девчонка права. она слишком честная для него, слишком честная для семьи поттер. она берёт, что хочет, и ей не стыдно.
тебе не стыдно тоже, но что-то гложет тебя, стачивает изнутри.
джеймс поттер.
ты никогда от него ничего не скрывал, ты просто не умеешь.
и как можно скрыть солнце?
солнце не поместится в кармане, не поместится в твоем сердце (оно даже у тебя в штанах, блядь, не помещается).
джеймс сотрет тебя в порошок, если узнает, а он узнает.
но может пошел джеймс в жопу?

- тебе обязательно лезть настолько глубоко? не у всех людей мотивы, не все преследуют цели, поверь, кто-то просто живёт?
если бы можно было отбросить все сомнения, если бы можно было ни о чём не думать, не сталкиваться с последствиями.
- почему ты думаешь, что знаешь меня лучше, чем я сам?
альбус отдаёт ей пакет, касается кожи, неслучайно.
мягко, тепло, горячо.
может, у него температура? может, у него жар? давление? или чёрт знает что?
альбус ловит её руку, задерживает в своей, повторяет вопрос,
- может, всё-таки позволишь мне принять душ? чувствую себя по-прежнему словно piece of shit, выгляжу точно не лучше, - руку её не отпускает.
альбус уходить не хочет вообще, альбус хочет остаться.
сука, но он горит.
(ну, сколько можно списывать это на отходняки?
поттер, стояк ты тоже будешь списывать?)
но отвечать на неё вопросы непосредственные, попадающие точно в цель он тоже не хочет.
лили, может помолчим?
может, есть занятия поинтереснее?

i'm almost ready.

+1

8

it's gettin' real

в какой-то период своей жизни лили поттер на полном серьезе думает, что запуталась. примерно в тот же период проливает литра три слезы на безупречную и безупречно дорогую рубашку себа, на тему идиотов братьев, на тему того, как скучала по папочке всю жизнь, а папочка скучал по самому себе не меньше (кто ты, гарри?), о том, как устала от кудахтанья бабушки молли, от того, как ей опиздинительно, охуенно, фантастически, невероятно, одиноко.
одиночество в огромном доме с лили поттер спустило шкуру, что ты плачешь, лили луна? у вас каждый сам за себя.
и за себя лили поттер достает себя из болота, перестает реветь и в какой-то момент понимает, что вот жизнь, выстроенная, выверенная, в ней квартира, которую она оплачивает сама, маленькая, но сама, все сама, в ней работа, которую она любит, с непроходимым.. котом. начальником. в ней друзья, в ней столько важного.
так чего же ты оборачиваешься? лили?
я скучаю по ним, я скучаю по нему невыносимо.

лили отвечает с легким смешком, бросает на него взгляд, глаза у нее сверкают, бешенего горения во взгляде не унять и не скрыть, ей не хочется, самое большее, что она может кому-либо предложить – собственную кристальную честность.
- что за жизнь без соревнования, brother, darling, - и показывает на пальцах, - разве что чуть-чуть. а ванная по коридору и сразу направо. можешь даже использовать всю горячую воду.

you lock the door

наблюдает за альбусом внимательно, движения смазанные, уставший, чертовски уставший, лили на секунду ловит следующий ментальный образ, который ее, несомненно, отпустит (нет), но точно не сегодня, прижимается к нему, ныряет под руку, поддерживает, послушай, ты такой глупый, такой глупый, или представляет его бледную, худую спину в душе, разреши мне помочь тебе, я знаю прекрасный способ борьбы с напряжением.
лили трясет головой, запускает руку в волосы, альбус все не унимается и лили бросает, резко, обозначает как факт, что тебя так блядь удивляет, тебя всегда это удивляло, ты никогда. никогда не видел.
- я разговариваю с тобой, потому что люблю тебя, придурок. и вероятно всегда буду по той же причине.
так был занят борьбой за другую любовь, что эта как бы не считалась, но ведь она здесь, вот она, любовь, понимаешь? никуда не делась.
- это не было моей целью, но definitely seemed like the right thing to do. not gonna take it back, - лили вздыхает, уж что-что, а мучить друг друга у них получается замечательно, лили рассматривает его профиль, как же вышло, что мы с тобой практически совсем не похожи. глаза у альбуса зеленые. а лили назвали меня. о, братец, у нас столько общего.
- потому что мне было чертовски обидно быть третьим колесом для тебя и джеймса, вот и все. детские обиды – зараза кусачая, просто так не проходит. я не то, чтобы до сих пор не успокоилась на этот счет, но иногда хочется закатить глаза к потолку. но дело было,  - ведет плечом, - вовсе не в этом.

лили хмыкает, склоняет голову, знает, что под его взгляд подставляется, почти бессовестно, у нас, знаешь, никаких принципов, никаких правил.
мы творим, что попало.
- ты пришел за помощью или поговорить все-таки?
и вот это уже действительно неважно.
я пиздабол, говорит, лили кивает, соглашается, разрешает удержать себя за руку, отслеживает реакции, в его пространство лезет нарочно, думает, может быть, хоть там будет побольше воздуха? думает, может если я не буду смотреть на тебя с удаленной перспективы, поближе мне будет легче?
поближе легче не становится.
легче не становится вообще, лили против воли улыбается, да что же мне поможет.
- значит, - говорит тихо, наклоняется к нему, в глаза смотрит, его пальцы у нее на запястье горячие, мы с тобой, видишь ли, одной крови и одной температуры, - о моих целях ты знать хочешь. а у тебя, упс, их нет. ты не просто пиздабол, ты еще и бессовестный. а еще беспокоишься, я что, в твоем понимании совсем пропащий? – лили хватает шепота, расстояние выстрела давно пройдено, любое расстояние позади оставлено, лили поттер вот настолько, максимально, предельно близка к тому, чтобы выложить ему всю правду, мол никогда больше не хочу от тебя отходить, но молчит, - не совсем, но мне кажется, что ты слишком много думаешь.

лили смешно до слез, все плывет в мучительном, жарком мареве, отходить от него не хочется, пахнет кровью, пахнет черт знает, чем еще, - я не говорю, что знаю тебя лучше, но я, знаешь, не боюсь.. знать, - выносить это, конечно, уже невозможно, низ живота тянет, мучительно и горячо, дышать уже просто невозможно, - а еще я от природы наделена минимальной наблюдательностью. знаю, когда мне врут. знаю, когда меня хотят.
мама тоже это умеет, но черт, знаешь, я вообще не хочу говорить сейчас о маме, о папе и уже тем более о джеймсе, вообще ни о ком не хочу, они не влезут на мою крохотную кухню и уж тем более сюда не влезет разговор о них.

you're drunk at the steering wheel

лили не целует его в губы только потому что боится (какие новости) сделать больно, вместо этого наклоняется, трется носом о шею.
невозможно, невозможно больше тебя выносить, невозможно, задохнуться проще, задохнуться быстрее. невозможно выносить тебя так близко.
губами прикасается к коже, в его личное пространство входит естественно, легко, сгорающий метеорит в чужой атмосфере, я буду кем угодно, лишь бы задержаться здесь подольше, слышишь меня?
сколько угодно.
лили выдыхает медленно, делает вдох снова, чувствует запах, закрывает глаза, выносить момент невозможно, действительно невозможно.
- я уже сказала, что можно, - знает, что ее дыхание, ее присутствие он чувствует кожей, - я даже принесу тебе полотенце.
с места впрочем не двигается, позволяет расстоянию между ними исчезнуть окончательно, вздрагивает, - ты весь горишь, идиот, альбус, ты такой идиот.
мысли путаются, лили отпихивает их за ненужностью, не хочет ничего знать, кроме момента, вообще ничего не хочет знать, рукой проводит ему по спине, медленно, в этот раз никуда не торопится.
я говорю с тобой, потому что люблю тебя. новости.
я делаю это, потому что хочу делать. тоже новости.
думаешь, сделаешь раз – вымоешь из собственной системы.

а он остается. всегда остается.

AND I CAN'T CONCEAL

[nick]Lily Potter[/nick][status]this was melodrama[/status][icon]http://s5.uploads.ru/kmpnz.jpg[/icon][sign]all the gun fights
and the lime lights
and the holy sick divine nights
[/sign][fandom]wizarding world[/fandom][char]лили поттер, 21[/char][lz]<center>HOW WE <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=884">KISS AND KILL</a> EACH OTHER</center> [/lz]

Отредактировано Sookie Stackhouse (2019-11-29 12:12:08)

+1

9

they say that we are out of control

если бы существовали остановки между пунктом а и пунктом б, альбус бы никогда не выходил. он бы катался по кругу, туда и сюда, раз за разом, но никогда-никогда не выходил. но в его маршруте даже конечной точки нет, поэтому он срывается, каждый раз срывается и находит новые пути.
если бы альбус был фаталистом, то наверняка разложил бы занимательную историю семьи поттер, подобрал бы суеверия, вытянул нужные карты, чтобы потом показать, мол, ну предопределено было, что, не видите. вы слепые, что ли? (на самом деле, слепым был он, и его это всегда устраивало, его другое никогда не трогало).
гарри поттер - мистер-известность, мистер-золотой-мальчик, мистер-хуевый-отец.
джинни поттер - миссис-в-погоне-за-адреналином, миссис-отпустите-меня-жить, миссис-мать-года.
альбусу было их не жаль, вас не жаль тоже.
джеймс заменил гарри в его стремлении доказать, что "золотым" он был не только на словах, что избранным можно быть не только в тёмные времена.
лили заменила джинни в попытке оказаться взрослее, чем есть, чем нужно, на самом деле.
альбусу оказалось некого менять, ему было проще всего. никаких тебе надежд, никаких разочарований - живи не хочу, наслаждайся. предлагать дважды ему не надо.
если бы альбус был фаталистом, то он точно бы сообщил мрачным голосом, что так было суждено случиться. что если дети растут сами по себе да ещё и у таких же детей, то жди беды.
к счастью, альбус имел в виду религию, традиции и всё, что можно было вообще иметь.
альбус щурится мартовским котом, расплывается довольно, едва ли не виляет несуществующим хвостом.
смотрит на лили будто видит первый раз в жизни.
лили луна поттер выросла, перестала быть той малышкой, выбросила все ваши игрушка, завела себе новые.
её игрушки сейчас нравятся тебе гораздо больше, они похоже на твои.
может, сыграем вместе?
- скажем так, здесь я победил ровно в тот момент, когда игра перестала быть тебе интересной? - усмехается устало, но ему хорошо, болезненно хорошо. удивительные вещи творит сестра одним своим присутствием. - подожди, у тебя ещё может неожиданно кончится горячая вода?? - альбус выглядит озадаченным. что ни говорите, но детки поттеров привыкли к комфорту. или это ты и джеймс привыкли к комфорту? а лили вообще нужно было совсем не это?
- если у нас всё же разговор начистоту, то почему ты съехала? даже раньше меня. сбежала как будто, - разглядываешь её задумчиво, подгоняешь цветовую гамму к её коже. чёрный - лучший, но ты бы добавил белого и красного. на ней это бы смотрелось восхитительно. - я больше, чем уверен, что зря задаю этот вопрос, что вероятно до меня доходит как до жирафа, но хотелось бы разобраться в этом до конца, чтобы понимать, что по морде я получил не зря, - смеёшься, отзываясь на её хохот эхом. тебя отпускает. медленно, но верно. ты расслабляешься, даже перестаёшь мысленно линчевать самого себя, джеймса и её заодно.
выдыхаешь.
кажется, ничего страшного-то и не случилось.
альбус северус поттер - явное разочарование своих родителей.
и очень этим гордится.

and some say we are sinners

квартира лили - это сущий кошмар.
слишком мало пространства, кислорода внутри остаётся всё меньше, вы вдыхаете весь, нового не поступает. запертые в гробу, крышка захлопнулась, дышите почти губы в губы. если щелкнуть зажигалкой - будут видны лишь горящие зрачки. стены сужаются, давят на вас, давят, сталкивают вас телами, отрезают пути к отступлению. альбус отступать больше не намерен.
сейчас ты не под кайфом, даже не пил с утра ничего, кроме её кофе.
ты устал, но в магловской полиции это не примут за оправдание и состояние аффекта.
ты улыбаешься на её выпады, она колется, точит о тебя ножи, они входят глубоко и ровно, почти не причиняют вреда.
- это так мило, знаешь. ты, я на твоей кухне, и вот они первые и последние слова о любви.. - альбус уверен, что получит сейчас по лицу ещё раз, с лёгкой руки лили поттер. но ему нравится смотреть на то, как она вспыхивает, на то как она г о р и т.
и как оставляет ожоги на коже, оставляет свои метки, альбус подставляет больше, не может о серьёзном, не хочет.
- слабо представляю себе ситуацию, где мне захотелось бы забрать минет обратно; really, babe, calm down, i almost do this, - альбус сжимает её запястье, поглаживает пальцем кожу, а хочет ещё иголкой. вспоминает, как ей хотелось этого раньше. быть похожей на тебя и на джеймса, а оказывается - быть в вашем пространстве. ты хмуришься, сдвигаешь брови, какие же безмозглые придурки, так были заняты собственными жизнями, что оставили её одну. альбусу не известно чувство вины, но сейчас ему крайне неловко. так не должно было быть. они же семья. они трое должны всегда помогать другу другу. и быть самыми близкими. как же так вышло? - я не знаю, что тебе сказать. мне не жаль, потому что я не замечал. мне не стыдно по той же причине. мы никогда не считали тебя лишней, знаешь? просто казалось, что ты ничего не понимаешь и так... и должно быть?
пожимает плечами, копирует её движение.
отзеркаливает моментально и как будто так и нужно, будто так и должно быть.
альбус поттер не умеет просить прощения.
альбус поттер умеет только совершать ещё больше ошибок.

не отвечаешь на её вопрос.
в чём смысл? какой вообще смысл в том, что они делают?
альбус тонет, погружается на самое дно своих желаний и фантазий, никогда не говорит им "нет".
удивительное свойство альбуса поттера всегда получать желаемое, даже когда оно ещё не сформировалось в полноценное "хочу".
в каждом человеке внутри живёт ребёнок, у тебя он крайне эгоистичный и немного недолюбленный.
ты сгребаешь всё, роняешь на пол, оно бьётся, бьётся, но тебе плевать, ты всё тянешь, собираешь, пока не наиграешься, пока тебе не надоест.
но есть константы.
ты смотришь на лили, она не похожа ни на кого, вы трое вообще крайне разные.
катастрофически просто.
заглядывает в глаза, отвечает предельно честно, терпит тебя, терпит. ты удивляешься, как это вообще возможно?
- главное, что они у тебя есть. цели. а у меня конечной нет и никогда не было, видишь, ты даже в этом оказалась взрослее меня? когда успела, малышка лили? - альбус продолжает смеяться, скрывает за этим невозможность вдохнуть глубоко. она пожирает пространство. легко и непринужденно. отгрызает по кусочку, сдирает с тебя кожу, чтобы было горячее, делает это так, как будто всю жизнь этим занималась.
альбус тонет, погружается в чужое тепло, оно ему так нравится.
расстегивает чёрную рубашку, идеальный вариант, чтобы не было видно крови, чтобы не было видно ничего, всего несколько пуговиц.
кожа горит как будто сразу после очередной татуировки - жжение.
приятное, зудящее чувство.
- трудно не заметить, что тебя хотят - находясь так близко, не находишь? - джинсы альбусу хочется снять ещё больше, ему тесно.
во всех, сука, смыслах.

сжигая дотла

последний воздух сгорает ровно в тот момент, когда она просто касается его.
мурашки рассыпаются, прошибают током с ног до головы, что альбус сжимает чужое запястье рефлекторно, сдерживается, чтобы не зашипеть, кусает губу, вспарывает снова, кровь не отрезвляет в этот раз ни разу.
прикрывает глаза, принимая свою судьбу, как ёбаные синие воды смыкаются прямо у него над головой.
голову откидывает назад, ударятся затылком о стекло (хорошо. хорошо, что оно хотя бы всё ещё там, а не расплавилось).
лили невыносимая. рядом с ней не остаётся ничего святого.
альбус жмурится от яркого солнца, смотреть на неё невозможно тоже.
говорит, касается его кожи, альбус сдохнуть готов, чтобы она продолжала говорить что-то, просто
чувствует себя как 15летний мальчишка.
всё ещё во всех смыслах.
- могу сказать о тебе тоже самое, лили.
альбус подставляется, прижимает её к себе, обхватывает ногами, в голове остаётся только одна мысль,
не отпускать.
выдыхает. медленно. выпускает оставшийся воздух, на, забирай, может тебе он поможет, потому что мне не помогает.
- в этой семье, определённо, никто не думает от слова совсем. не могу сказать, что мне не льстит твоё предположение об обратном,
шепчет, выпускает запястье, чтобы обнять тонкую талию. альбус не боится сломать, у них уже давно всё сломано, разрушено до основания.
- мне кажется, что можно вызывать скорую. у меня жар, умру прямо на твоей кухне, что ты будешь делать с трупом?
альбус усмехается, фокусируется на неё, находит её, наконец-то находит. рассматривает с интересом, берёт за подбородок, чтобы лучше было видно.
(чтобы было удобнее)
девочка-пожар, девочка-революция, внутри у неё играют бесы, ты слышишь грохот барабанов.
смотришь прямо в глаза, так много хочешь сказать ей, сказать, что проебался и извиниться, но зачем ей извинения, зачем ей то, в чём ты и в половину не так хорош, как.
взгляд не отрываешь по-прежнему, когда касаешься её губ.
игра на выживание, лили луна поттер.
ты говоришь, что любишь?
альбус поттер - человек творческий со всеми вытекающими последствиями:
немного наркоман, немного художник, немного алкоголик, немного прекрасный человек.
альбус поттер уверен, что его сестра не знает его совсем, что вряд ли она готова узнать его целиком.
(он ей никогда не расскажет, никогда не покажет)
лили поттер должна светить, не только ему одному (а ей почему-то хочется наоборот), он ей никогда не позволит.
альбус поттер - это нашкодивший щенок, который вырастая, превращается в нахального пса.
кровь наполняет рот, в этот раз не только твой, но альбус глаз не закрывает, продолжает целовать её медленно, но неосторожно.
как она захватила собой всё пространство вокруг, ему хочется откусить от неё кусочек (сожрать её целиком).
сжимает её крепче, забирается пальцами под кофту, касается кожи.
мы с тобой одной крови, но это ли не прекрасно?
чувствует себя на своём месте, об остальном подумает позже. потому что сейчас он видит её, ощущает и отдаёт себе отчёт в том, что где-то наебал не только самого себя, но и окружающих.
в древности смешение крови с другими людьми, посторонними - считалось просто отвратительным.
альбус понимает, что они были правы.
ощущения не сравнить ни с чем другим.
ни с кем.

отрывается от её губ неохотно, улыбается криво, слизывая кровь с губы.
- так поможешь мне с полотенцем?
размыкает руки, соскакивая с подоконника, он готов разложить её прямо на кухонном столе, но боится, что тот не выдержит. или может сразу на полу.
но душ для начала ему бы не помешал. и она в душе ему бы не помешала тоже.
тянет её за собой. по коридору и направо.
включает воду, стягивая с себя рубашку.
- знаешь, вот сейчас от помощи я бы не отказался, - джеймс прошёлся не только по лицу, на самом деле. альбус всё ещё его не винит. но ребра саднят, печень ведь болеть не может? не то чтобы он разбирался в анатомии, но синяки на бледной коже расцвели красиво.
разворачивается к ней лицом, - если ты такая честная, поттер, давай сыграем в игру? баш на баш. расскажи мне о своих желаниях, - притягивает к себе ближе. и сейчас её квартира ему нравится вдвое больше, потому что маленькая, почти игрушечная.
так мало места, что можно вообще не отпускать её от себя.

если чиркнуть рядом спичкой, то всё взлетит на воздух.
поджигай.

+1

10

oh, it's funny how

думать о том, как сильно их любила, лили поттер терпеть не может. в этой семье было нелепо и глупо все, родители-дети, слишком озабоченный доказательствами старший, слишком озабоченный собственными демонами средний, слишком озабоченная младшая. хотелось сказать, что слишком взрослая младшая, но вот мы здесь и не имеем путей к отступлению.
хотелось сказать много, что в контроле бабушки молли никто так и не вырос, когда молли уизли уйдет к своему сыну на другую сторону, семья не развалится. или развалится, черт возьми, кто знает.
бабушка молли – клей, собирает нас воедино. или лучше сказать цемент.
что чужая слава, чужие эмоции, все это. все это не давало прохода.
у гарри поттера не могло быть все хорошо, лили помнит, как по ночам просыпалась от его криков, папа, папочка, что с тобой.
у лили поттер были слишком маленькие ладони, чтобы закрыть все отцовские раны. она не должна была этого делать в принципе.
в ответ получала неизменное «хорошо, малышка, все хорошо», но чувствовала, как он прижимается к ней крепче, пытаясь удержаться.
мой бедный маленький папа, думала лили, такой большой.
и такой напуганный.
мне нельзя бояться.
больше никогда.

- у меня стоит нагреватель, - отзывается негромко, улыбается уголками губ, в одном гарри джеймс поттер преуспел, дал им все, абсолютно все.
заставил самого себя забыть прежде всего о голодном детстве, о неуютной темноте чулана под лестницей.
на вопрос отвечает постфактум, поднимает на него глаза.
альбус хочет честность?
хорошо, лили даст ему честность.
успевает про себя только удивиться, вроде, мерлин, братец, когда с тобой стало так легко говорить.
- я съехала, потому что в какой-то момент.. это стало невыносимо, знаешь? мне было чертовски, просто жутко одиноко, казалось, что я задыхаюсь, - лили издает негромкий смешок, новые друзья, новая жизнь, желания старые и старые беды.
- и я поняла просто, что если я.. ну. не сделаю этого прямо сейчас? то я навсегда там застряну. что так будет всегда, что я так и не смогу делать вещи.. самостоятельно. а мне хотелось, черт, мне безумно хотелось. просто себя живой почувствовать. было страшно. и сложно. до сих пор, наверное. но я не хочу домой. понимаешь?
я хочу, чтобы ты остался со мной сегодня.
замечает, что обрубает сама себя в самый последний момент.
что это, после двадцати одного года ты до сих пор боишься, что он тебя отвергнет?
damn, you’re so funny.

the warning signs can feel

лили блядски, оглушительно смешно, - oh, you keep mocking my feelings for you – you get another punch, am i making myself clear?
лили могла бы сказать больше, несомненно, могла бы сказать больше,
вместо всего, безусловно всего, сказанного выше, можно было продолжать пытаться куснуть его побольнее, вцепиться крепче.
лили разворачивает собственное запястье, слегка, еле заметно.
позволяет до себя дотрагиваться.
ничего больше не говорит.
not gonna take this back, either.

лили мотает головой, упрямо отказывается с ним соглашаться, - ты знаешь, использование моего детского прозвища is a huge turn off.
откуда я знаю, что я до сих пор люблю его?
я не хочу делать ему больно. ни словом, ни взглядом, даже когда я в ебаном бешенстве.
я говорю. подожди меня дома. поговорим там.
откуда я знаю, что я до сих пор его люблю, я не хочу, я отчаянно не хочу, чтобы он уходил. побудь со мной еще немного.
откуда я знаю.
расстегнутые пуговицы расценивает как приглашение, ведет по коже носом, тянет запах, про себя усмехается, джеймса решает не упоминать, но запах брата почему-то различает.
почему.
- невозможно, практически. будем честным друг с другом.
помнит их обоих мучительно хорошо, не хранит вещи в квартире, разве что пару случайных, найдет в толпе по запаху, если потребуется.
господи, я был такая маленькая, мне так хотелось самых простых вещей.
я все еще хочу простых вещей, не делай мне сложно, пожалуйста, не делай мне сложно, к чему это.

like they're butterflies

он будто слышит.
сложно не делает, делает бешено.
- я все думала, что ты тот самый overthinker, о котором все говорят, - лили отвечает на выдохе, собственное тело считает подлым врагом, сначала сдается разум.
всегда сдается разум.
лили могла бы ему сказать, что позволила бы ему сделать что угодно, все, что он захочет. лили могла бы озвучить ряд других, безусловно важных и нужных вещей.
вместо этого путается, голос ее подводит, - у меня есть друзья, которые помогут его спрятать. но я прошу, я практически требую. переживи этот опыт.
безусловно, у тебя жар.
и у меня жар.
и все горит вокруг к чертовой матери, мы сидим по центру, we are..
на поцелуй лили отвечает неловко, про себя думает, что этим и выдает себя, рот полный чужой крови, я не хочу делать тебе больно, ты все сделаешь сам, so much for my efforts.
отвечает неловко и путано, сквозь поцелуй выдает негромкий, беспомощный совершенно звук, хочет в него вцепиться – хочет его не выпускать, хочет и, конечно, делает.
глаза закрываются автоматически, лили дает себе провалиться в ощущение, разрешает, наконец-то, разрешает ему вести, сделай хотя бы это своей ответственностью.
или я сделаю своей.
мне совершенно наплевать, чьей это будет ответственностью, don’t stop, don’t you fucking dare to stop.

- с полотенцем?
голос чужой, лили с трудом ловит его в фокус снова, ловит себя в пространстве, расстояние, которого между ними почти не осталось, встряхивается с усилием.
you got me here.
- безусловно.
двадцать секунд на то, чтобы вернуться в собственную голову, еще двадцать на то, чтобы перейти в крайнюю степень шока. руками к его спине тянется автоматически, он только развернуться успевает.
но лили хмурится, лили качает головой, взглядом его только не облизывает, знает, что ее брат непроходимый идиот, еще знает, что он ненавидит, просто ненавидит быть до конца честным, даже с самим собой, о, с ним в первую очередь, знает, что никогда не добьется от него аналогичной ее собственной честности.
лили и не хочет.
потому качает головой, входит в его пространство снова, легко, в этот раз совершенно привычно, в этот раз как о решенном, впусти меня однажды, я останусь здесь надолго.
- а ты расскажешь мне о своих, полагаю?

oh, 'cause i keep diggin' myself down deeper

лили ведет плечом, - если будешь хорошо себя вести, альбус, и пообещаешь мне не мешать, пока я пытаюсь проявить поистине сестринскую заботу к этой катастрофе, - осторожно жмет на особо блядский синяк, на плече, слева, выпускает  его, - то безусловно.
лили раздевается быстро, эффективно можно сказать, в этом доме нет ванной, только душевая, нет места, нет воздуха, у его обитателей нет совести.
лили прекрасно осведомлена о том, что это первый ебаный раз, когда альбус видит ее без одежды, думает, что этот факт сделает с ней чуть больше, но кристальную оглушительную честность, кровавый привкус, все это, оказывается, побить невозможно.
- знаешь, до переезда я вообще не особо понимала, есть ли у меня желания, это был набор невнятных предложений, я хочу этого или я не хочу, сплошная каша. мне потребовалось полгода точно, чтобы выяснить, что желаний у меня больше, чем я могла себе представить, - помогает ему раздеться тоже, спокойно и эффективно, выдыхает ему в грудь куда-то, - черт, у тебя кожа приятная такая, каким образом я должна вообще продолжать с тобой разговаривать?
и продолжает все равно, - если мы говорим о том, что происходит сейчас, то ты уже, наверное, догадался, что я хочу тебя. я рассчитываю на крайне неловкий секс в душевой, почему неловкий, потому что состояние твоей спины внушает мне суеверный ужас, - под воду лили заходит вслед за ним, его руки отталкивает, смеется, качает головой, вроде повернись.
дожидается. терпеливо. ждать вас – это мое второе лицо, уже почти смешно.
и целует его между лопаток, осторожно, еле касаясь, тянется за мочалкой, - я хочу, чтобы ты остался, хочу тебя в своей постели, я еще не решила, как именно, - целует его в плечо прежде, чем намылить спину, - не дергайся, от воды должно полегче стать, - в руки все еще не дается, лили обнимает его одной рукой, тише, подожди, думает, что для того, чтобы зафиксировать. или чтобы не отходить больше вовсе, да черт же тебя знает, альбус поттер, черт тебя знает.
- я быстрее устаю, когда я сверху, но чертовски хочется, знаешь? или, черт.. я не знаю, есть так много способов, я хочу тебя и мне кажется уже тот факт, что я могу тебе об этом сообщить, совершает чудо для наших отношений.
лили усмехается, до спины мочалкой еле дотрагивается, мокрой ладонью водит по его животу, намеренно не спускается ниже.
слушает. превращается во внимание.
- еще i’m always horny in the mornings. с учетом всего, что было озвучено, - носом утыкается ему в спину, двадцать один год и ты видишь меня, ты меня, наконец-то, видишь.
видишь же?
- оставайся сегодня? будет чертовски хорошо, увидишь. я обещаю. мы посмотрим, как оно пойдет дальше.
если уж мы говорим о моих желаниях.
оставайся.

i won't stop 'til i get where you are

[nick]Lily Potter[/nick][status]this was melodrama[/status][icon]http://s5.uploads.ru/kmpnz.jpg[/icon][sign]all the gun fights
and the lime lights
and the holy sick divine nights
[/sign][fandom]wizarding world[/fandom][char]лили поттер, 21[/char][lz]<center>HOW WE <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=884">KISS AND KILL</a> EACH OTHER</center> [/lz]

+1


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » satan is happy with your progress