[1] [2] [3]
1. FAQ + Правила
2. роли и фандомы
3. гостевая
4. Шаблон анкеты
5. Нужные персонажи
6. Хочу к вам
фандомы
недели;
выборы; объявления.

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » холодным молоком ужа поили тут


холодным молоком ужа поили тут

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://images2.imgbox.com/02/20/QKgXMM3p_o.jpg

должны же мы когда-нибудь поменяться местами, чтобы прожить жизни не только чужие, но и друг друга; вот тебе ломоть хлеба, (если) когда я умру, он зачерствеет.

- - - - - -
ГРЕТА
май 2026
ВЕЛИМИР
- - - - - -

должны же мы когда-нибудь поменяться местами, чтобы прожить жизни не только чужие, но и друг друга; у меня в руках ломоть хлеба, и руки мои суше твоего глаза.

в мае в кровати вместо меня проснулся сухарь, встал,
оделся и пошёл на работу — никто не заметил разницы

[sign] [/sign]
[*][nick]Greta Waschke[/nick][status]мир существовал, а это отвлекает[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/97/7f/42-1533085179.jpg[/icon][sign]но уже тогда тайком я вынимал свой нож                             
осматривал его
и прятал обратно                             
[/sign][fandom]original hp ultimate edition[/fandom][char]грета вашке, 28[/char][lz]но у тебя был такой жесткий прямой взгляд, такие глаза гнило-зелёной смерти, что я начал <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=6">бояться тебя</a>.[/lz]

+8

2

[nick]Greta Waschke[/nick][status]мир существовал, а это отвлекает[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/97/7f/42-1533085179.jpg[/icon][sign]но уже тогда тайком я вынимал свой нож                             
осматривал его
и прятал обратно                             
[/sign][fandom]original hp ultimate edition[/fandom][char]грета вашке, 28[/char][lz]но у тебя был такой жесткий прямой взгляд, такие глаза гнило-зелёной смерти, что я начал <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=6">бояться тебя</a>.[/lz]

ве
ли
мир

[x]
Это отрава, ты права
Ну, дай-дай-дай, дай
Да, это край, это край
грета всегда знала (чувствовала, догадывалась): чтобы вернулся готтфрид, придётся стать кем угодно, но не гретой, придётся остаться не гретой, потому что к таким, как она, не возвращаются и не приходят; от таких, как грета, некому уйти, потому что никого нет; когда вернулся готтфрид, грета осталась гретой — тем, чем ещё можно было остаться, и эта мысль греет её, как тёплый бок уткнувшегося в ладонь кота, которого они подобрали ещё в дрездене, как приторно сладкий горячий шоколад, который мать топит в ирисках, как весь горелый сахар,
— только не уходи, — грета почти ничего не видит, не хочет открывать глаза, — побудь ещё немного.
готтфрид вернулся, и не пришлось быть никем, кроме греты — ей тепло, хорошо и немного больно, потому что лёгкое продырявлено в двух местах и кровь запекается от жара, как только выходит из раны и рта. воздух гуляет где-то между рёбрами, насвистывая детскую считалочку (через сколько исчезнет):
— не уходи.

го
тт
фр
ид

Только одну, только одну
Я без неё не усну
Я без неё не усну
застревает головой между двумя ощущениями: будто вот-вот умрёт и готовится к войне; война хепзибы и бертрама проиграна, едва начавшись, хотя грета ничего от них и не слышала (это не её баррикады, какая разница — на своих она тоже проиграла, разглядывая последнего гостя, время визита подходит к концу; неужели для того, чтобы пришёл готтфрид, нужно было умереть?). велимир сидит на краю кровати, отвернувшись — грета почти выговаривает «прости» и жалеет о том, что не может вернуться к лидии, потому что грета никому не нужна и велимиру тоже, а лидию наверняка хотелось бы увидеть ещё раз, правда ведь:
— только не уходи, (ещё немного), — вашке не хочет открывать глаза и смотреть, потому что увидела уже, кого нужно.

ве
ли
мир

Эта отрава мне по нраву
Ну, дай-дай-дай, дай
Только не покидай
грете было бы стыдно, если бы велимир не сидел сейчас с ней, а не лидией или какой угодно другой девушкой, которую грета могла бы натянуть себе на лицо, выглядывая отупевшими глазами сквозь прорези для лжи; вашке грустно, как ребёнку, и обида лежит рядом с ней на влажной простыни, обнимает и шепчет на ухо что-то про берлин, иногда про лондон, про министерство и про чужие обглоданные воспоминания, больше всего — про самого велимира. обида отлежала грете руку, и у неё нет сил на то, чтобы дотянуться до палочки,
обидно,
дотянуться до палочки и показать, насколько. тело — и её, и обиды — истлевает, угасает, издевается: ни рукой пошевелить, ни головой (велимир отошёл куда-то в сторону, и грета не может проследить за готтфридом взглядом). вашке смотрит куда-то перед собой, замечает руки, ледяные и вялые, будто уже мёртвые (это твои руки), но всё ещё жива (почему) и живёт в теле (мёртвом).

го
тт
фр
ид

Просто следи - немножко следи
Просто со мной посиди
— куда ты уходил? — грета хочет сказать велимир, потому что из-под толщи дряхлой воды вдруг выглянуло что-то настоящее, не иллюзорное. — я, кажется, заснула.
велимир — сегодня готтфрид, может быть, это последнее «сегодня», может быть, не существует никакого «сегодня», даже не может быть, а наверняка; на языке солёно и тухло — это, наверное, пот и кровяные корочки, и остатки лидии, не сошедшие с губ, но грета больше не будет лидией, потому что — знает, чувствует — времени осталось мало.
— я когда-нибудь говорила, что ты похож на моего брата? он —
может, скажешь хотя бы сейчас, особенно сейчас
— он умер много лет назад.
умер

+5

3

я пожалуюсь небу на то что тобою выжжен ослеп расщеплен изнемог и вот когда
когда вспоминаешь — больно, а когда забывал больно не было; когда забывал вообще не было ни-че-го, было — никак, память насильственно вычерпывалась чужими руками и разве что сохло в горле, язык покрывался белым налетом, врачи говорили (ничего не говорили, врачей не было, блять, не было, была грета вашке), а грета пиздела, что все в порядке, герр войтович, вы можете поделиться, вы можете доверять, вы можете — велимир тогда мог, а сейчас ничего не может.

касаясь мутной поверхности чужого омута памяти (откуда знать чей он, откуда взять то, что когда-то выкрали без права на возвращение с вознагражением), велимир удивляется — в животе обнаруживается мерзкий ком, который дрожит, грозясь вот-вот распутаться — что это за чувство? что будет, когда слипшееся развалится и покажется то, что пряталось (сколько времени прошло)? ком плесневелый, он мерзко белый, как налет на его вчерашнем языке, и по нему ползут и перепутаются опарыши (грета, возьми их пальцами, как на той неделе).

— миз вашке, что это? — войтович удивляется, глядя на свои пальцы (тремор унимается, что это?); точно ли его руки? впервые на заданные вопросы откуда-то возникает ответ: да, точно (грета никаких ответов не давала, только вопросительные равнодушные интонации, только воспоминания, только вычерпывала воду, припадая к ней лицом и лакая кошачьим языком): и раньше пальцы были его, и всегда его — и никогда лидия его не брала за руку, и волосы не расчесывала, и не пела ему голосом из воспоминаний многолетней давности; и высушенное лицо — его, а не чье-то еще — смотрит из отражения в зеркале — на скулах проступает скупой румянец (забытой злости велимир сначала страшится, но другие чувства из него попросту вытащили). на фоне, в зеркальной реальности, нет никакой лидии — оттуда смотрит пустыми глазами грета (ох, и где же ваша никакая улыбка, которую я не помню, миз).

— что это, грета? — пальцы сжимаются в кулаки, отросшие ногти дырявят мякоть ладоней (сочится зеленая дымка).
вдохни ее, грета, вдохни.


твои пальцы пройдут как песок сквозь мои
а в твой яблочный голос проникнет грубый ядерный привкус

какое, блять, ты имела право? велимир выдыхает, а не выдыхается — и вообще не дышится. магия трепещет внутри (умершая магия, грета, я думал, что она умерла — ее не было), магия дрожит, а велимир нет — больше нет; разум говорит успокойся. это, наверняка, можно как-то объяснить, объяснение, наверняка, есть (в омуте мелькает хепзиба — раньше имени не было, а теперь появилось —, мелькает переулок, мелькают зеленые вспышки — их гребанное множество, осколки памяти выглядят как сплошное зеленое зарево —, а затем в него вливается магия, велимир ей давится); спутанному кому пизда, велимиру пизда — грете пизда тоже.

со стороны на себя смотреть жалко — мешается велимир прошлый и велимир вчерашний, велимир десятилетний и велимир вчерашний, кто-то похожий на велимира и сам велимир — но моргать страшнее, это его ампутированные воспоминания (забытое восполняется, вырастая на выжженом); говорят, что перед смертью проносится вся жизнь перед глазами, но велимир не умирает и не планирует (больше нет) — а воспоминания все равно бегут и настойчиво лезут ему в уши и ноздри.

у лидии волосы паленого солнца и голубые глаза, грета выковыривает собственные и подсовывает — мол, смотри, похожи (да, грета, если воткнуть вилку в сестринские яблоки, дернуть и поморгать, то цвет из памяти выскользнет — удивительно, правда?); у греты вашке вместо волос ржавая леска, велимиру хочется снять скальп и отправиться на рыбалку; у греты вашке растет пунктир на шее — хочется взять ножницы и сложить оригами.


ни один зодиак не ответит сколько мы стоим
когда магия умирает (когда думаешь что магия умирает), то поневоле адаптируешься к условиям — оказывается, что это удивительно больно, но пережить можно; когда магия возвращается — цвета становятся кислыми, яркими и слепящими, организм перерождается, сознание пульсирует неестественной радостью; когда возвращаются воспоминания, то от нестерпимого и неконтролируемого хочется умереть: велимир терпит.

(от настоящей греты пахнет мертвечиной, в равнодушных глазах не прячется жизнь — это больше не маска для забавной односторонней игры, это, наконец-то, реальность; велимир улыбается, когда приближается к ней, чтобы вдохнуть полной грудью:
legilimens, — в чужой голове упорядоченная помойка из двух отсеков — один его, другой готтфрида, чье имя он выбивает силой воли; велимир думает, что они, конечно же, ничуть не похожи — грета с ним не соглашается. — obliviate, — велимир проводит рукой по жестким волосам и ловит в пустых глазах узнавание)

имя велимир мы напомним перед смертью, а пока что:
— я так рад, что ты отрастила волосы, та прическа совсем тебе не шла.

готтфрид улыбается велимировской улыбкой — или то велимир готтфридовской?
кто их разберет?[nick]velimir woytowicz[/nick][status]кто смоет с нас эту кровь?[/status][icon]https://i.imgur.com/JwQgRGZ.jpg[/icon][fandom]wizarding world[/fandom][char]велимир войтович, 33[/char][lz]спустя время я проснулся оттого, что <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=59">солнце</a> запустило мне пальцы в глаза. ничего не помню.[/lz]

+6

4

[nick]Greta Waschke[/nick][status]мир существовал, а это отвлекает[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0019/97/7f/42-1533085179.jpg[/icon][sign]но уже тогда тайком я вынимал свой нож                             
осматривал его
и прятал обратно                             
[/sign][fandom]original hp ultimate edition[/fandom][char]грета вашке, 28[/char][lz]но у тебя был такой жесткий прямой взгляд, такие глаза гнило-зелёной смерти, что я начал <a href="http://glassdrop.rusff.ru/profile.php?id=6">бояться тебя</a>.[/lz]велимир выскребает ножичком ярость с глазного дна, и тут положено продолжить «и заполняет», но он ничем не заполняет пустоту, всё в грете полое, как и сам велимир, и тут положено отметить, что так долго жить выщербленной жизнью катастрофически вредно, как порабощает образ мысли и голову целиком обезглавленное притворство. слишком долго грета играла в лидию, слишком долго грета играла велимиром в готтфрида, чтобы теперь казаться настоящими людьми, придётся умирать за себя. грета пытается разбудить ярость: может быть велимир что-то с ней сделал, попросил не выходить или высушил таблетками, и ярость теперь лежит как промасленная тряпка, которую никто не подожжёт. грета пытается чиркнуть спичкой или хотя бы просто чиркнуть, но пальцы мягкие, словно кошачья шерсть — велимир вытянул из них силу. велимир назвал это магией.


я не хочу сделать тебе больно
я лишь хочу
пролиться
нашей нежностью


нежностью — заполняющей вашке по указанию братской любви; грета пытается нащупать край злости, ненависти, прежней мести, но они лежат, как обведённые аврорами пустые места прежних тел, просто краска, оборачивающая контур, подсохшая и немного липкая. от ярости остался серый контур, выцветающий под действием прямых солнечных лучей, но грета хочет разозлиться, как удавалось раньше: злоба давала силу, злоба научила вектору, злоба задавала тон дня и с какой ноги вставать по утрам,
левая нога — сегодня велимир придёт и ничего не получит; правая нога — велимир увидит лидию,
пошла нахуй лидия — грета пытается раскачаться, воззвать к прежнему, но прежнее оказалось пустым и из прошлого уже ничем не подкрепляет, а грете так нужно поесть (велимир знает об этом, как и о том, что своей яростью он ей не поможет, и может надавливать на рёбра ещё и ещё, пока вишнёвый сок не потечёт изо рта, и грета не станет от этого сильней, только опустошится ещё больше).
— ты злишься, — грета раскрывает рот, не выходит ни звука (она тоже хотела бы злиться). — имеешь право.
ярость, приди
— и что ты собираешься делать? смотреть, как я умираю?
научись нормально злиться, велимир, ярость твоя — гремящая пустота, и к пустоте грета привыкла, а громким звуком никого тут не напугаешь
— или хочешь увидеть, как умирает лидия? — грета давит ртом вишни и улыбки, прямо как раньше, только теперь красно.
сделай что-нибудь, сделай выбор, сделай усилие, сделай ярость настоящей, попробуй окунуться в неё не как в ледяную ванну, дурак
— или мне научить тебя, как поступать с жалкими?
грета знает об этом всё — велимир научил её, когда приходил на сеансы, глупый


а перед этим возражал
когда ты говорила
случится так
что ты положишь меня на бок
и выпотрошишь


вашке сейчас, наверное, его любит, как любят ушедших на войну братьев или милых собак, сидящих у камина: велимир может злиться сколько угодно — готтфриду тоже положено злиться, глядя на дерьмо, выросшее из греты, всё правильно, всё так, как придумала грета,
— поцелуешь сестру на прощание? — грета находит краешек сил, чтобы вытянуть руку.

Отредактировано Pamela Isley (2019-01-13 04:54:01)

+5


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » альтернативное » холодным молоком ужа поили тут