faq + правила роли и фандомы гостевая шаблон анкеты нужные персонажи хочу к вам

GLASS DROP [crossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » межфандомное » watch these castles burn


watch these castles burn

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

aaron // clary

http://sh.uploads.ru/8mEX9.jpg

http://sh.uploads.ru/oJm61.jpg

где-то люди, открыв глаза, считают военные вертолёты. кто-то целится в континенты. ты лежишь и пытаешься вспомнить, кто ты, но в глазах потёртая кинолeнта, всё такая же пропасть от сантима до сантимента. будет день - стaнешь зол и сольёшься цветом с человеческой кровью без всякого градиента, сможешь вырасти, встать и поймать ракеты, за пропеллеры сцaпать военные вертолёты.

+4

2

[icon]https://i.imgur.com/D3pHJED.jpg[/icon]каждый день отправляю тебе мейлы, пишу
о моих новостях, и каждый раз заканчиваю просьбой: если
[indent]  [indent] ты есть и у тебя всё хорошо
[indent] не отвечай.

тоска заползает в уши — гнилая, тусклая, воняет так что глаза слезятся; кларисса сблёвывает её у альденте в подъезде, ключ достаёт из под горшка с ебучим фикусом. дверь распахивается почти приветственно, петли отлично смазаны, ничего не скрипит. только кровью несёт за два квартала.
запах идентифицируется безошибочно, пёс в крохотной кухне дерёт то ли индейку, то ли курицу на куски — кларисса боится, что цапнет, но всё равно отбирает. собака скулит вместе с ней — нет еды, нет хозяина, нет смысла.

руки стирает почти до крови (мочалка наждачная, что ли) — кожа слезает, а под ней новая, и до внутренностей не выходит добраться. отец не звонит.

неделя тянется охуительно медленно — кларисса выходит на улицу чтобы пить, потому что в доме аарона пить как-то неловко. берёт с собой пса — пока она сидит на кованой лавке, тот носится вокруг, всегда возвращаясь. этот процесс они называют выгуливанием — кто кого, правда, вопрос. у дома пахнет осенью (тыквенной кашей, карамелью и яблоками), кларисса тоже ей пропитывается — потом заходит обратно, и на выходе всё равно кровь, гниль, водка напополам с вишней. на губах у клариссы тоже вишня, и под веками вишня; она открывает их утром, и они переспелые, красные и кровоточат — слезинка за маму, слезинка за папу, слезинка за брата. собака слизывает вишни и пережёвывает их вместе с сухим кормом; альденте не возвращается, и в ванной вода капает каждые тридцать пять минут. кларисса перекрывает кран, но ломает ноготь — пинает стену и та не отвечает ударом.
джонатан не звонит.

в прихожей сквозняк — кларисса отрывает окна, оставляет дверь приоткрытой, заворачивается в чужой толстовке и падает прямо на пол. вишни замерзают вместе с кровью, льдинки крохотные, алые и стынут колким песком под кожей — аарон приходит во сне, целует в лоб и набирает этого песка в горсти. кларисса улыбается и тычется носом, просит выкинуть пса и взять вместо — её; альденте смеётся, а потом сон заканчивается и смех тоже. квартира стынет — зелёные узоры на сервизе влажные и ледяные, руки на них всегда холодные, даже перчатки не помогают. сильнее всего у клариссы мёрзнут ноги; по голым коленям змеятся линии напополам с трещинами, и если первые прямо как на сервизе, то из вторых вываливаются вишни.
больше не красные — чёрные.
альденте не звонит.

в интернете пишут, что пыль вытирают влажной тряпкой — кларисса превращает старую блузку в тряпку и долго держит её под водой. влага расползается по столешнице некрасивыми бороздами, капает на колени и на пол, смешливо прячется за рукав. кларисса держит в уме цифру — почти одиннадцать тысяч минут собака скулит и выпрашивает еду, а гроздья вишен по углам коридоров и кухни ерошит ветер. старое фортепиано в его спальне стоит в самом углу, кларисса ставит руки на клавиши и сбивает кулаком аккорд. на второй сил не находится — что-то красное застывает на чёрном и белом, ласкает струны, заглядывает под крышку.
в голове гулко, музыка не нужна — минуты живут вместо часов, дни тянутся чёрно-белыми всполохами. в книжной коллекции кларисса находит мориса дрюона, данте, уильяма фолкнера и тененбаума. книги зачитаны, но заметок на полях альденте не делает — страницы едва заметно пахнут сосновыми иглами.


и дверь (??) скрипит (???)

голос застревает в районе ключиц — кларисса смотрит, как пёс срывается в бег, как падает из рук книга и как сквозняк оказывается в том же углу, где и чёрные вишни. больше не пахнет гнилью, время замирает на сто восемьдесят третьем часу скитаний (потому что не ожидания, нет, не ожидания).
рыжая прядь выбивается из хвоста и лезет в глаза — нет нужды оборачиваться и выходить в коридор, смерть сама доберётся.

+8

3

мышцы ноют, но ты продолжаешь бежать. ведь движение - жизнь ( о, в этом случае - смысл вполне прямой ). ты уже устал получать от прихвостней папаши, что до потери пульса ( твоего, а хотелось бы его ) тренирует тебя, не подбирая особо щадящих способов. впрочем, ты никогда и не просил снисхождения от горячо любимого родственника. вы те, кем являетесь; этого не изменить, ты и не пытаешься.

отец ( думает ) - кукловод;
ты его ( знаешь что нет ) - кукла.

правда, всё равно наносишь удары по его указке. всё равно продолжаешь уклоняться от ударов, предназначенных тебе с его стороны. но это не способ показать свою преданность, нет, ты учишься выживать. стираешь себя снова и снова, зная, что однажды окажешься просто никем. просто имя в чьей-то памяти, записной книжке, личном деле или надгробной плите. личность, лишённая сути. ты никогда не хотел жить ради убийств ( отцовский голос шепчет на ухо, что дело совсем не в убийствах, это ведь просто способ достичь желаемого ). но ведь кровь на твоих руках настоящая, стынущее тело перед тобой более чем реальное. ты лишь усмехаешься, в очередной раз вспоминая его слова, ведь дело действительно не в чьей-то смерти.
но в том, что вы сильнее морально и физически, превосходите их стократно и вообще... они не стоят и вашего мизинца, верно? в этом вся суть. показать, что вы лучше, раса чистокровных идиотов сильных мира сего. он решил, что ты готов стать его преемником, вот только, вероятно, единственная вещь, к которой ты готов, просто быть человеком.

но сейчас ты воин.
все твои желания из мирской жизни притупляются, стоит тебе только оказаться на поле боя. всё становится совсем иначе, разум, словно бы, засыпает на долгие-долгие мгновения, ниточка животного желания натягивается и ты позволяешь себе следовать за ней. облизываешь кровь со своих губ ; металлический привкус остаётся с тобой даже в те моменты, когда ты занимаешься совершенно другими вещами, словно постоянный спутник. нет, постоянное напоминание, что тебе нужно ещё больше.

ты замираешь перед зеркалом в комнате, удивлённый собственному внешнему виду. даже не можешь вспомнить, кому именно удалось ' порисовать ' на твоём лице, но привлекательного в этом мало. вспоминаешь вдруг, что скоро возвращаться к обычной жизни; и у соседей явно могут возникнуть вопросы. впрочем, слава богу, подраться для мальчишки ( да, даже для такого задрота, коим тебя рисуют все ) - дело не удивительное. вряд ли кто-то станет копать дальше той поверхности, которую ты позволишь увидеть. проводишь пальцами по глубокому порезу на щеке. - может, и шрам останется. - а тебе явно претит эта мысль. кто в здравом уме захочет, что бы его лицо было подпорчено какими-то ублюдками? ты всё же стараешься активно следить за своим внешним видом, ведь он - залог успеха.

следующим утром тебя ссылают обратно и тебе даже, кажется, не очень хочется возвращаться. хочется отомстить тем двум, что подарили прекрасное украшение на лице... но желание быстро стирается, ведь делить с отцом даже один город - отвратительная затея. вы настолько близки, что ты бы с удовольствием задушил его во сне. пожалуй, это единственное убийство, на которое ты готов пойти, полностью осознавая последствия. ты устал от него, слишком устал.

тебе повезло, что город сегодня мрачный и уставший, как ты сам. людей мало, большая часть из них - сонная, все медленно идут куда-то по своим делам, совершенно не обращая внимания на паренька в идеальном костюме ( и, конечно же, с расцветшими синяками на губе, под глазом, яркое завершение - рассечённая щека, конечно же ). что-то в тебе явно не так, мог бы подумать бдительный гражданин. но ты настолько вымотался за эти полторы недели, что единственное твоё желание, просто попасть домой к своему псу. о, и интересно, как там поживает кленовая? наверное, попала в очередную передрягу, из которой никто её не спас ( правда, она и не нуждается ).

устало потираешь переносицу, и с чего бы ты вообще вспомнил о ней?
благодаришь, что не довелось встретить соседей, а то ещё пришлось бы говорить с ними из вежливости. последнее, что тебе хотелось бы от них, пристального внимания. стоит твоему ключу оказаться в двери, как ты тут же слышишь лай; что ж, по-крайней мере, тебя здесь ждут. ты присаживаешься на корточки перед своим единственным другом, ласково почёсывая ему за ухом. - о, ты настолько сильно меня ждал? хотя, постой-ка, я ожидал больше радости. - ты едва заметно смеёшься, резко отрываясь от приветствия. ты точно знаешь, что сейчас вы не одни в квартире. вот только запах в квартире... странный. чуть приторный, тебе кажется. а ты просил ухаживать за домом паренька по имени майк, который, наверняка, за своим-то домом не ухаживает. да ты и не особо надеялся, что он будет что-то делать. хорошо ещё, что собаку исправно кормил.
ты совершенно спокойно пересекаешь расстояние от прохода до комнаты, определённо слыша чьё-то дыхание. сейчас в квартире достаточно тихо, что бы расслышать даже такие детали. но... ты был готов к любому гостю, но она?.. закономерный вопрос вырисовывается как-то сам собой. - что ты здесь делаешь, кленовая? - ты не уверен, что готов самостоятельно искать объяснение такому сюрпризу.

+1


Вы здесь » GLASS DROP [crossover] » межфандомное » watch these castles burn